Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK, Telegram, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, YouTube, TikTok, RSS JSON Feed

Sample text.

Соревнование обезьяны с законодателем

Во многих учебниках по теории вероятностей приводится пример обезьяны, которая, произвольно ударяя по клавишам пишущей машинки, рано или поздно напечатает любой заданный текст вроде собрания сочинений Шекспира или «Войны и мира» Толстого. Этим иллюстрируется важный принцип: за достаточно продолжительный промежуток времени может произойти и крайне маловероятное событие.

Эволюция способов передачи информации о нормах права в течение последних веков была направлена на то, чтобы исключить случайные ошибки. И действительно, воля законодателя, которая издается в печатном виде, лучше защищена от искажений, возникающих при ее переписывании вручную. Однако простота массового воспроизведения нормативного текста порождает свои проблемы.

В современных условиях на формальную консистентность нормативного текста все сильнее воздействует перманентное внесение поправок в действующее право. Законодателя провоцирует на это простота размножения и распространения нормативных текстов в виде регулярно издающихся вестников и сборников. Новеллы, как правило, имеют форму инструкций, следуя которым из старого текста можно получить новый. При этом подготовка полных (консолидированных) текстов действующих нормативных актов обычно отнесена к рутинным, чуть ли не техническим функциям, часто возложенным на аппарат правительства, канцлерства, министерства или на официальное издательство, то есть на органы, не обладающие законодательной властью.

Вполне очевидно, что ошибки и противоречия могут возникать как по вине того, кто готовит и принимает новеллу, так и того, кто вносит поправки в консолидированный текст. На практике такие случаи не так уж и редки. Если подобные проблемы обнаруживаются уже после вступления поправок в силу, стандартный законодательный процесс по внесению новых «поправок в поправки» может занять длительное время. Нередко случается, что редактор издательства или правовой информационной системы, не имеющий никаких властных полномочий, вынужден принимать собственное решение о том, какой из нескольких противоречивых вариантов будет выбран для окончательной публикации. Адресаты права не обладают компетенцией разбираться в этих тонкостях публикации законодательства и на редакторские комментарии не обращают внимания. Они на практике исходят из того, что наиболее доступный им нормативный текст верен. При этом может возникнуть ситуация, когда законодательный орган на самом деле никогда не принимал закон в той редакции, которая была опубликована и получила широкое распространение.

Еще одна тенденция последних десятилетий — совершенствование законодательной техники и, в частности, подробная регламентация формулировок новелл. На основе этих правил разрабатываются информационные системы для обеспечения законодательного процесса, которые должны исключить саму возможность появления некоторых проблем. Однако на пути превращения сборника правил в техническое задание могут возникать новые противоречия и неточности, причем их исключить не сможет никакой аудит. И, разумеется, не свободен от ошибок и программный код; математически невозможно доказать его соответствие заданным свойствам. Такие ошибки в программном обеспечении также могут стать причиной искажений публикуемого нормативного текста, а их исправление может вести к новым ошибкам.

В будущих учебниках по теории и практике законодательного процесса могла бы появиться развлекательная задача, основанная на теореме о бесконечной обезьяне: сколько потребуется времени для того, чтобы от закона заданной длины за счет накопления ошибок в процессе его публикации не осталось ничего, что было в явном виде принято законодателем. Техническое совершенствование подготовки и публикации законов только удлиняет срок, в течение которого это может произойти, но не может исключить саму такую возможность.

Дальше