Буквы и немного цифр

Pax Bruxelliana

Пишут, что Косово подает заявку на вступление в ЕС. Забавно будет посмотреть, как будет вести переговоры субъект, существование которого не признают пять стран-членов.¹ Думаю, что наверняка найдут какое-то «креативное решение» или просто отменят принцип консенсуса в таких вопросах.² Если кто-то попробует отказаться, Брюссель напомнит, что может при необходимости демократично перекрыть недовольным газ евроденьгопровод.³

Статус страны-кандидата уже есть у Сербии, которая согласно конституции считает Косово и Метохию своей неотъемлемой частью. Эта часть была отторгнута от Сербии в результате военной операции, которая не была поддержана СБ ООН и нарушала, по мнению некоторых специалистов, принципы устава организации. (Впрочем, эти специалисты остаются в существенном меньшинстве). Но когда речь идет о свободе и государственной независимости для мафии, торгующий наркотиками, людьми и человеческими органами, все средства хороши, правда же? Тогда становятся оправданными «гуманитарные бомбардировки»⁴ беженцев, электростанций, мостов и памятников архитектуры.⁵ Только это называлось «принуждением к миру», а не терроризмом. Но несмотря на все усилия, правительство в Приштине до сих пор не контролирует всю территорию, которую считает своей.

Впрочем, ЕС умеет находить юридические решения в запутанных ситуациях. Вот, например, один из главных союзников Запада, член НАТО, будучи гарантом независимости небольшого европейского государства, воспользовался национальными и религиозными трениями для вторжения на территорию оного и организации переворота. Речь идет, конечно, о Турции и интервенции 1974 года в на Кипр. Разумеется, не обошлось и без этнических чисток: турки в этом деле большие мастера. Оккупированная территория с марионеточным правительством никем, кроме Турции, в качестве государства не признана, существует только при ее военной и экономической поддержке. Однако другие два гаранта независимости и целостности Кипра, члены НАТО Греция и Великобритания, ничего поделать не могут или просто предпочитают не связываться. Все это не помешало Турции уже в 1987 году получить статус страны-кандидата в ЕС, в коем она до сих пор и пребывает из-за противодействия Греции, которая успела проскочить первой. А что же с Кипром? Во время переговоров о вступлении ставилось было условие объединения страны, но затем согласились с тем, что достаточно будет декларации намерений. В итоге членом ЕС стал Кипр целиком, но пока власть правительства признается только на части острова, европейское право на неподконтрольных территориях «временно» не действует. Но как только сможет, так сразу начнет действовать. Элегантно, не так ли? Как говорится, если есть желание, найдутся и возможности, если желания нет — найдутся отговорки.

Интересно, кто будет следующим в очереди на расширение. Приглашение Украины и Молдавии опустило планку на африканский уровень, по сравнению с которым даже Албания выглядит процветающим цивилизованным краем. Думаю, что Марокко, Алжир и Тунис — подходящие кандидаты. Испания владеет несколькими полуэксклавами в Марокко, самые заметные из которых — города Сеута и Мелилья, да и Касабланку можно назвать если не самым, то одним из самых европейских городов в Африке. Франция могла бы вспомнить, что всего шестьдесят лет назад Алжир был частью ее территории, а не колонией. Марокканцы и алжирцы, составляющие существенную часть французского населения, только поддержат. У Италии есть свои интересы в Ливии. Потом могли бы подтянуться Египет с Сирией. И, наконец, израильско-арабский конфликт славно бы разрешился одновременным вступлением Израиля и палестинских территорий. Тогда ЕС сможет затмить славу Римской империи. По крайней мере до тех пор, пока варвары с окраин не захватят и не разграбят Брюссель, а регалии не отправят в Стамбул.

¹ Испания, Греция, Кипр, Словакия и Румыния.

² Вступление в ЕС нового члена происходит путем заключения соответствующего договора со всеми странами, то есть для этого требуется всеобщее согласие. Например, Франция при Де Голле не допустила Великобританию в ЕЭС, несмотря на то, что остальные члены заявку поддержали. Поэтому переговоры о вступлении — это сложный и непубличный процесс поиска компромиссов, в котором голос маленьких стран так же важен, как и больших. Так перед большим расширением ЕС в 2004 году Польша должна была пожертвовать своей судостроительной промышленностью, Чехия — несколькими отраслями сельского хозяйства и пищевой промышленности, Литва закрыла Игналинскую АЭС и т. д. Принцип консенсуса при принятии решений и по другим вопросам долгое время считался основополагающим для Европейских сообществ, но с увеличением числа стран-членов его достижение стало затруднительным: противоречий между «старой» и «новой» Европой стало слишком много. Лиссабонский договор расшил возможность принятия решений т. н. двойным большинством: численным большинством стран и большинством их населения. В последнее время связи с конфликтом между ЕС и РФ многие настаивают на замене консенсуса двойным большинством и в вопросах внешней политики и безопасности. Тем не менее, пока не будут изменены фундаментальные договоры о функционировании ЕС, вступление новых стран-членов должно происходить только с согласия всех. Но если раньше кандидаты должны были делать уступки, вполне возможно, что в будущем ситуация изменится на противоположную и страны-члены будут вынуждены под политическим давлением соглашаться с определенными невыгодными для себя решениями.

³ До 1990-х годов большую часть (до 80 %) расходов бюджета ЕЭС составляли субсидии сельскохозяйственным производителям, что приносило выгоду, прежде всего, Франции. (Субсидии выплачивались не за произведенную продукцию, а наоборот, чтобы фермеры ничего не выращивали. Цель состояла в предотвращении кризиса перепроизводства и массового разорения отрасли). С превращением ЕЭС в ЕС в 1993 году появился механизм структурных фондов, предназначение которых было, прежде всего, в выравнивании различий между более развитыми и богатыми странами и менее развитыми. За счет этого, например, в последние десятилетия Польша, среди прочего, модернизировала транспортную инфраструктуру. Затем для решения долгового кризиса Еврозоны в 2010 году, угрожавшего банкротством не только Греции, но и Испании, Италии, Ирландии и Португалии, был создан стабилизационный механизм, суть которого свелась к выкупу ЕЦБ облигаций стран-членов. И, наконец, для компенсации экономических последствий борьбы с китайским вирусом фактически используется денежная эмиссия. Как структурные фонды, так и компенсационный механизм используется Еврокомиссией для оказания давления на страны-члены по разным поводам. В 1999 Брюссель угрожал Австрии санкциями и приостановкой выплат, если в правительство войдут представители FPÖ. Несколько последних лет нарастает давление на Польшу из-за спорных реформ судебной системы и решений судов о приоритете национального права над европейским. Еще один enfant terrible — Венгрия, но ей, похоже, удается обменять пятнадцать миллиардов компенсационных евро на согласие с финансовой поддержкой Украины.

⁴ Выражение принадлежит чешскому президенту Вацлаву Гавелу, который был одним из самых горячих публичных сторонников войны против Югославии.

⁵ Международный уголовный суд считает эти инциденты в большинстве своем ненамеренными ошибками.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Pax Bruxelliana.

Дальше