Энтропія и сложность права

Послѣднее разсужденіе о нормативной инфляціи основано на промежуточныхъ выводахъ, которые нуждаются въ небольшомъ поясненіи.*

Если разсматривать право какъ систему взаимосвязанныхъ текстовъ, его собственную энтропію можно опредѣлить какъ мѣру непредсказуемости при порожденіи новыхъ текстовъ, такихъ какъ судебныя и административныя рѣшенія, законодательные акты, разъясненія, заключенія и т. п. Съ этимъ также связана энтропія окружающихъ право системъ: вѣдь оно существуетъ не само по себѣ, а въ качествѣ регулятора поведенія людей и институцій. Функціонированіе права въ ономъ качествѣ позволяетъ заглянуть за границы строгаго формализма. Поведеніе людей опредѣляется субъективнымъ пониманіемъ содержанія права въ конкретной ситуаціи и раціональными ожиданіями относительно поведенія другихъ субъектовъ. Поведеніе институцій зависитъ отъ ихъ способности поддерживать соблюденіе собственныхъ правилъ. Сниженіе энтропіи, то есть непредсказуемаго поведенія, выступаетъ критеріемъ эффективности права, какъ объ этомъ говорилось въ упомянутой выше заметкѣ.

Для нашихъ цѣлей наиболѣе адекватнымъ методомъ оцѣнки сложности права было бы измѣреніе минимальнаго количества информаціи, которое нужно для моделированія права съ заданной точностью. Напримѣръ, если существуютъ сотни тысячъ или милліоны судебныхъ рѣшеній, то въ частномъ случаѣ вопросъ о сложности права звучалъ бы такъ: насколько сложной должна быть модель, чтобы съ ея помощью можно было было возстановить содержаніе всѣхъ имѣющихся судебныхъ рѣшеній? Кажется, что это тавтологія: измѣреніе сложности одной формальной системы (текстовъ, содержащихъ информацію о правѣ) сложностью другой (ея модели). Однако смыслъ въ этомъ есть. Право, представленное въ видѣ текстовъ, безъ существенныхъ потерь не можетъ быть переведено на болѣе простой языкъ, чѣмъ языкъ естественный. Какъ разъ наоборотъ, все свидѣтельствуетъ о томъ, что реальность, скрытая за языкомъ права, сложнѣе самаго используемаго языка. Тексты права интерпретируются людьми, а детали этого процесса тоже остаются загадкой. Упрощенная модель съ извѣстными статистическими свойствами могла бы послужить опосредованному измѣренію сложности моделируемой системы. Можно представить себѣ экспериментъ по подобру минимальнаго числа параметровъ и наиболѣе простой конфигураціи генерирующей нейронной сѣти, обученной на заданномъ корпусѣ текстовъ и имитирующей процессъ ихъ интерпретаціи. Если такая сѣть порождаетъ тексты съ удовлетворительной точностью, то ея параметры можно считать косвеннымъ показателемъ сложности обучающей выборки.

Взаимосвязь между энтропіей и сложностью права будетъ выражаться еще и въ томъ, что примитивное право плохо пригодно для предсказуемаго регулированія поведенія людей и институцій: для разрѣшенія конкретныхъ ситуацій существующихъ въ немъ правилъ недостаточно, по необходимости создаются новыя, привнесенныя изъ другихъ нормативныхъ системъ или закрѣпляющія случайно складывающуюся практику. Какъ говорилось выше, право усложняется какъ въ силу внѣшняго воздѣйствія (парадоксъ цѣнностной нейтральности), такъ и собственныхъ имманентныхъ свойствъ (парадоксъ самореферентности). Право, которое усложняется, уменьшаетъ энтропію внутри и снаружи, но только до опредѣленнаго предѣла. Дальнѣйшій ростъ сложности приводитъ къ тому, что для субъектовъ, поведеніе которыхъ регулируетъ право, оно становится слишкомъ сложнымъ и фактически непредсказуемымъ. Для людей ограничителями служатъ природные память и интеллектъ, для институцій — общіе законы управленія въ сложныхъ системахъ. Въ какой-то моментъ такое право перестаетъ справляться съ энтропіей, а его регулятивная функція переходитъ къ какой-то другой системѣ. А это насъ возвращаетъ отъ изслѣдованія формальныхъ свойствъ права къ его эволюціи.

* Обсужденіе этихъ вопросовъ предложилъ д-ръ Янъ Горженьовскій, который въ концѣ апрѣля выступилъ съ докладомъ на тему «Границы сложности въ системѣ права» на научномъ семинарѣ по теоріи права и конституціонному праву на факультетѣ права Карлова университета. Благодарю коллегу и другихъ участниковъ семинара за дискуссію по этому вопросу, которая дала пищу для моихъ собственныхъ размышленій.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

Всѣ замѣтки въ этой серіи

Парадокс самореферентности
Юрист и математик о возможном и невозможном
Парадокс ценностной нейтральности
Парадоксъ нормативной инфляціи
Энтропія и сложность права

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Энтропия и сложность права.