Лучшее

Споръ западныхъ славянъ между собою

Многимъ странамъ, рѣзко осуждающимъ вторженіе РФ на Украину, можно припомнить грѣхи ихъ колоніальнаго и имперіалистическаго прошлаго. Франція и Великобританія, Швеція, Польша, Турція, не говоря уже о Германіи, не разъ вели себя подобнымъ образомъ, если не много хуже. Только маленькая и, какъ это со стороны иногда кажется, мирная благополучная Чехія никого не обижала, а сама не разъ становилась жертвой болѣе сильныхъ сосѣдей. Но все-таки и у этой страны есть свои историческіе скелеты въ шкафу. «Нападеніе и примѣненіе силы никогда не имѣютъ оправданія», говорятъ здѣсь политики. А вотъ демократическая Чехословакія чуть больше ста лѣтъ назадъ вела захватническую войну противъ сосѣда, нарушивъ принятыя на себя международныя обязательства. Отвоеванную территорію отдавать не собирается, ибо считаетъ ее своей по праву и по справедливости. Однако же отзвуки того конфликта еще доносятся и при удобномъ случаѣ отравляютъ отношеніе двухъ западно-славянскихъ странъ, такъ единодушно сейчасъ выступающихъ противъ распоясавшагося восточнаго сосѣда. Объ этомъ будетъ мой небольшой разсказъ.*

Послѣ распада Австро-Венгріи въ Тешинской области возникли два національныхъ комитета: польскій (Rada Narodowa Księstwa Cieszyńskiego) и чешскій (Narodni vybor pro Slezsko). Польскій комитетъ провозгласилъ область частью Польши и въ ночь съ 31 октября на 1 ноября 1918 года обезпечилъ воинскій захватъ всей территоріи. Чешскій комитетъ объявилъ область частью Чехословакіи и началъ угрожать полякамъ примѣненіемъ силы. На совмѣстной встрѣчѣ представителей обоихъ комитетовъ, которая прошла 2 ноября 1918 года, было заключено временное соглашеніе, по которому большая часть области отходила къ Польшѣ, меньшая — къ Чехословакіи. Гарантами соблюденія договоренности выступили представители Франціи, Италіи, Великобританіи и США. Однако такое положеніе вещей не могло долгое время устроить чехословацкую сторону: полякамъ досталась часть Богуминско-Кошицкой желѣзной дороги, имѣвшей стратегическое значеніе для связи западной и восточной частей страны, особенно въ ситуаціи необходимости защиты южныхъ границъ отъ венгровъ.

На конецъ января 1919 года во всей Тешинской области были запланированы выборы въ польскій сеймъ. На территорію были введены дополнительныя силы польской арміи, началась мобилизація мѣстнаго населенія. Чехословакія 21 января 1919 года предъявила Польшѣ ультиматумъ съ требованіемъ демилитаризаціи области, который былъ проигнорированъ. Черезъ два дня, нарушивъ дѣйствующее соглашеніе, чехословацкая армія напала на польскую часть Тешинской области и ея оккупировала подъ предлогомъ недопущенія проведенія выборовъ и прекращенія призыва въ польскую армію. Основныя силы Польши въ то время увязли въ Польско-Украинской войнѣ на юго-восточныхъ границахъ. Чехи съ боями заняли Богуминъ, Орлову и Карвину. Самъ Тешинъ поляки оставили безъ боя, отступивъ за Вислу. 27 января чехословацкая армія, получивъ подкрѣпленіе, преодолѣла Вислу и продолжила наступленіе. 3 февраля въ Парижѣ подъ эгидой Антанты было подписано новое соглашеніе о демаркаціи границы въ Тешинской области, а 26 февраля Польша заключила съ Чехословакіей перемиріе. Спорная территорія перешла подъ международный контроль.

Во время военныхъ дѣйствій погибло 43 (по другимъ источникамъ до 53) чехословацкихъ солдата, 124 получили раненія, 7 пропали безъ вѣсти. Польша потеряла 92 солдата, 855 получили раненія, 813 пропали безъ вѣсти или, по большей части, дезертировали. Обѣ стороны обвиняли другъ друга въ жестокости и нарушеніи обычаевъ войны, среди которыхъ было выкалываніе глазъ, стрѣльба въ спину, отрѣзаніе носовъ, ушей и половыхъ органовъ. Польскіе историки приводятъ факты массовыхъ разстрѣловъ чехами польскихъ милиціонеровъ и пытокъ военноплѣнныхъ. Чешскіе историки признаютъ казнь восемнадцатилѣтняго юноши. 251 полякъ былъ интернированъ въ чехословацкія тюрьмы, 511 чеховъ были перевезены въ лагерь у Кракова, гдѣ 39 ихъ нихъ вскорѣ погибли.

Въ октябрѣ 1938 года поляки отомстили чехамъ и захватили Тешинскую область, пользуясь ситуаціей, возникшей послѣ заключенія Мюнхенскаго соглашенія. Черезъ годъ сама Польша пала, территорiя была присоединена къ Рейху как земельные районы (Landkreis) Тешинъ и Бельско Верхнесилезской провинціи протектората Богеміи и Моравіи. Послѣ пораженія Германіи они снова вернулась въ Чехословакію. Подъ давленіемъ Сталина въ 1947 между Чехословакіей и Польшей было заключено соглашеніе о дружбѣ и сотрудничествѣ, что предотвратило депортацію изъ области шести тысячъ «польскихъ оккупантовъ», къ которой уже шла подготовка. Только въ 1958 году въ Варшавѣ былъ заключенъ окончательный чехословацко-польскій договоръ о границѣ.

Поляки считаютъ Тешинскую область исконно своей, а чеховъ и нѣмцевъ (которые тамъ тоже были) — переселенцами. Первый польскій король Болеславъ I Храбрый захватилъ ея въ концѣ X вѣка. Въ современной Чехіи населеніе считаетъ Тешинъ исконно чешскимъ. Въ 1327 году Янъ Люксембургскій принялъ вассальную присягу тушинскаго князя Казимира I, а польскій король Казимиръ III Великій призналъ этотъ переходъ въ 1339 году. Вмѣстѣ съ другими чешскими землями Тешинское княжество въ 1526 году досталось Габсбургамъ, а послѣ смерти Эльжбеты Лукреціи въ 1653 году перешло въ непосредственное владѣніе чешскихъ королей.

По переписи въ 1918 году въ области проживало 434 521 человѣкъ, 54 % указали польскій языкъ въ качествѣ родного, 27 % — чешскій, 18 % — нѣмецкій. Чехи оспаривали результаты переписи, поскольку мѣстное нарѣчіе было отнесено къ разновидности польскаго, а не чешскаго языка. И сейчасъ подавляющее большинство населенія говоритъ на тешинскомъ нарѣчіи. Польскіе лингвисты относятъ его къ подгруппѣ лехитскихъ языковъ. Чешскіе долго были склонны считать, что оно принадлежитъ къ североморавскимъ (ляшскимъ) діалектамъ.

Къ началу Второй міровой войны въ области проживало 56 % чеховъ, 35 % поляковъ и 8 % нѣмцевъ. Сейчасъ изъ 2 283 км² исторической территоріи Тешинской Силезіи 56 % принадлежитъ Чехіи, 44 % — Польшѣ. Изъ примѣрно 800 тыс. жителей 450 тыс. живетъ на чешской сторонѣ, 350 тыс. — на польской. Историческій центръ области городъ Тешинъ раздѣленъ границей, его части называются Cieszyn по одну ея сторону и Česky Těšin — по другую.

Этотъ конфликтъ, иногда называемый Семидневной войной, конечно былъ не такимъ значительнымъ и кровавымъ по сравненію съ тѣмъ, что творилось въ Европѣ до, а тамъ болѣе послѣ него. Въ 1968 году польскія войска участвовали въ операціи «Дунай», но чтобы избѣжать ненужныхъ ассоціацій, они не вступили на территорію Тешинской области, обошли ея стороной. Но до сихъ поръ поляки требуютъ извиненія отъ чеховъ, считая 1919 годъ вѣроломнымъ нападеніемъ, а 1938-й — освобожденіемъ. Чехи, разумѣется, убѣждены въ обратномъ. По обѣ стороны рѣки Ольши (или Ользы) стоятъ современные памятники героямъ той войны, указывающіе направленіе въ сторону границы, къ сосѣдямъ. И тамъ, и тамъ періодически слышатся призывы «повторить» и отнять у сосѣдей то, что имъ досталось не по праву. А соединяетъ Тешинъ мостъ Дружбы, получившій в 1953 году свое названіе отъ русскаго слова. Слова, которое навязалъ двумъ славянскимъ народамъ усатый тиранъ.

* Написанъ на основѣ моихъ многолѣтнихъ разговоровъ съ любителями и знатоками чешской исторіи, а также по матеріаламъ чешской и польской «Википедіи», откуда дополнены и перепроверены нѣкоторые факты.

Въ поискахъ источника чешской государственности

Вчера въ Чехіи былъ выходной. Отмѣчался праздникъ чешской государственности, традиціонный день памяти князя Вацлава, погибшаго въ 935 году¹ отъ руки своего младшаго брата Болеслава.² Въ одной изъ самыхъ атеистическихъ странъ міра³ почитаютъ католическаго святого⁴ и вспоминаютъ немного передѣланныя слова средневѣковаго хорала:

Svaty Vaclave, vevodo česke země, kniže naš, nedej zahynouti nam, ni budoucim.

Святой Вацлавъ, воевода земли чешской, князь нашъ, не дай погибнуть намъ и будущимъ.

Ихъ сейчасъ можно найти не только на извѣстномъ всѣмъ туристамъ пражскомъ памятникѣ,⁵ мѣстѣ встрѣчи «у коня» въ верхней Вацлавской площади передъ Національнымъ музеемъ, но и на многихъ зданіяхъ.

Намедни отмѣчалась и 810-лѣтняя годовщина со дня подписанія Золотой буллы сицилійской (Bulla Aurea Siciliae). Такъ называются три взаимосвязанныхъ документа, которыми въ 1212 году нѣмецкій король и будущій императоръ Фридрихъ II Гогенштауфенъ подтвердилъ королевское достоинство Пржемышла Оттокара I. Я бы самъ не вспомнилъ объ этомъ историческомъ событіи, если бы оно не было упомянуто въ новостяхъ чешскаго министерства внутреннихъ дѣлъ. Въ нихъ булла была названа «важнѣйшимъ документомъ въ чешской исторіи» и съ гордостью было отмѣчено, что оригиналъ хранится въ Національномъ архивѣ. И все же современная Чешская республика не можетъ похвастаться непосредственной преемственностью съ чешскимъ королевствомъ. Послѣ гибели въ 1306 году Вацлава III, послѣдняго изъ династіи Пржемысловичей, корона не безъ приключеній перешла сначала къ Люксембургамъ, потомъ къ Габсбургамъ. Какъ любитъ при удобномъ случаѣ упоминать глубокоуважаемый Александръ Марей,⁶ въ Средніе вѣка государствъ не было, однако политическая независимость чешскими землями⁷ была утрачена именно тогда.

Если перескочить черезъ періодъ Священной Римской, Австрійской и Австро-Венгерской имперій, слѣдующая точка на временной оси — объявленіе независимости Чехословакіи 28 октября 1918 года. Чехія вмѣстѣ съ Моравіей и Силезіей вошла въ ее составъ. Созданіе Чехословакіи, то есть событіе находящееся въ логической оппозиціи самостоятельности Чехіи, тоже удостоилось статуса государственнаго праздника.⁸

Съ 1939 по 1945 годы Богемія и Моравія были протекторатомъ Великогерманского рейха. (Большая часть Силезіи была присоединена нѣсколько раньше, по Мюнхенскому договору 1938 года, а меньшая часть была въ то же время захвачена Польшей). Періодъ съ мая 1945 по февраль 1948 называютъ Второй республикой: вернулись президентъ Эдвардъ Бенешъ и правительство въ изгнаніи. Потомъ послѣдовала смѣна режима: Чехословакія превратилась въ соціалистическую республику. Затѣмъ конституція 1968 года съ перваго января слѣдующаго года создала Чешскую соціалистическую республику въ составѣ ЧССР. Послѣ Бархатной революціи въ ноябрѣ 1989 года началась т. н. дефисная война (Pomlčkova valka или Pomlčkova vojna). Чехословакія превратилась сначала въ Чехо-Словакію, а потомъ въ Чешскую и Словацкую федеративную республику. И, наконецъ, 1 января 1993 года появилась независимая Чешская республика. Этотъ день отмѣчается какъ еще одинъ государственный праздникъ — «День возстановленія самостоятельнаго чешскаго государства», хотя послѣ всѣхъ перипетій XX вѣка не совсѣмъ понятно, какому изъ предшествующихъ политическихъ образованій оно наслѣдуетъ.

Изслѣдованіе оффиціальной символики ясности въ опредѣленіи источника чешской государственности не добавляетъ. Къ средневѣковой традиціи восходитъ бѣлый (серебряный) двухвостый левъ на красномъ щитѣ, изображенный на государственномъ гербѣ. Тамъ онъ повторенъ дважды: одинъ разъ для обозначенія одной изъ трехъ историческихъ земель, второй разъ для обозначенія всей страны. Флагъ же у современной Чехіи чехословацкій. На немъ къ чешскимъ геральдическимъ цвѣтамъ добавленъ синій клинъ, символизирующій Словакію.⁹ Синій цвѣтъ есть на моравскомъ гербѣ, но на чешскомъ флагѣ не онъ. При раздѣлѣ Чехословакіи было оговорено, что ни одна страна не будетъ использовать общую символику. Чехи же, то ли изъ-за недостатка идей, то ли по другой причинѣ, обманули своихъ восточныхъ братьевъ и флагъ себѣ присвоили. Впрочемъ, для этого есть свое оправданіе: иначе бы въ Европѣ случился конфузъ — бѣло-красный традиціонный чешскій флагъ неотличимъ отъ польскаго ни цвѣтами, ни размѣромъ, ни пропорціями.¹⁰ И, наконецъ, третій символъ — государственный гимнъ «Kde domov muj» (Гдѣ мой домъ). Это пѣсня слѣпого нищаго скрипача Мареша изъ пьесы Йозефа Каетана Тыла «Fidlovačka aneb Žadny hněv a žadna rvačka» (Фидловачка, или не сердись и не дерись), впервые поставленной въ 1834 году. Музыку написалъ Франтишекъ Шкроупъ. Пѣсня настолько политически нейтральна, ни къ чему не призываетъ и никого не раздражаетъ, что въ качествѣ государственнаго символа безъ измѣненій пережила всѣ смѣны режимовъ въ XX вѣкѣ, а ея слова одинаково устраивали какъ демократовъ, такъ и нацистовъ съ коммунистами.¹¹

Но это все оффиціозъ и символика. А каковы же настроенія людей? Кѣмъ они себя ощущаютъ, съ кѣмъ идентифицируютъ? Несмотря на то, что монархическая партія въ Чехіи набираетъ отъ 0,01 до 0,21 % голосовъ на выборахъ разнаго уровня, въ 2005 году¹² величайшимъ представителемъ своего народа чехи назвали Карла IV Люксембурга. За нимъ съ замѣтнымъ отрывомъ шли Томашъ Гарригъ Масарикъ и Вацлавъ Гавелъ. И только за ними слѣдовали просвѣтители, воины, дѣятели культуры, религіозные реформаторы, спортсмены, предприниматели и прочіе. Святому Вацлаву, несмотря на отдѣльный государственный праздникъ, досталось только 17 мѣсто между Пржемышломъ Оттокаромъ II и тогдашнимъ чешскимъ президентомъ Вацлавомъ Клаусомъ.¹³ Чуть дальше, на 22 мѣстѣ — второй чехословацкій президентъ Эдвардъ Бенешъ. Его уравновѣшиваетъ 14 мѣсто у протестантскаго короля Йиржи изъ Подебрадъ. Такимъ образомъ, и въ предпочтеніяхъ населенія всѣ три государственныхъ традиціи представлены болѣе-менѣе равномѣрно. Но среди величайшихъ чеховъ не найти коммунистическихъ главарей.¹⁴ Эти попали въ списокъ самыхъ большихъ мерзавцевъ. Возглавляетъ его первый коммунистическій президентъ Климентъ Готтвальдъ.¹⁵ Въ первой десяткѣ также Милошъ Якешъ, генеральный секретарь КПЧ въ 1987—1989 годахъ, и уже упомянутый въ сноскахъ послѣдній коммунистическій президентъ Густавъ Гусакъ.¹⁶ Такъ что со здравымъ смысломъ у народа все въ порядкѣ, несмотря на то, что въ рейтингъ коммунистической партіи во время телевизіоннаго голосованія былъ около 15 %.

Къ чему все это и какая слѣдуетъ мораль? Разсказывая о чехахъ, я всегда имѣю въ виду насъ. Русскимъ въ чѣмъ-то повезло больше: линію политической, исторической и правовой преемственности можно при желаніи провести съ древности до 1917 года. Королей, правда, было немного, только Даніилъ Галицкій. Зато въ 1514 году Максимиліанъ I, тогдашній единственный императоръ Запада, назвалъ Василія III императоромъ (kauzer) и, тѣмъ самымъ, призналъ равнымъ себѣ. И дѣйствительно, кого еще? Не турецкаго же султана.¹⁷ Только, въ отличіе отъ чеховъ, у насъ теперь основательно перепутались списки величайшихъ русскихъ съ отборными мерзавцами, какихъ еще свѣтъ не видѣлъ. Не знаю, поправимо ли. Но вѣдь же можно помѣчтать о томъ, что когда-нибудь россійское министерство съ гордостью будетъ напоминать гражданамъ объ очередной годовщинѣ золотой буллы, хранящейся въ государственномъ архивѣ?

¹ По нѣкоторымъ версіямъ въ 936 году.

² Въ рукописи конца X вѣка Crescente fide Christiana, гдѣ излагается житіе святого, Болеславъ только легко ранилъ Вацлава напавъ на него, а само убійство — дѣло рукъ дружинниковъ.

³ Согласно разнообразнымъ опросамъ общественнаго мнѣнія. Однако ихъ правильная интерпретація вовсе не такъ однозначна. Я воспроизвожу здѣсь это журналистское клише исключительно въ качествѣ риторическаго пріема.

⁴ Превращеніе католической традиціи въ государственную произошло въ періодъ Первой республики (1918—1938 годы). При томъ, что Чехословакія согласно конституціи 1920 года была свѣтскимъ государствомъ, а отношеніе къ Католической церкви на оффиціальномъ уровнѣ было нѣсколько враждебнымъ (она слишкомъ сильно ассоціировались съ Габсбургской монархіей и принудительной рекатолизаціей въ XVII вѣкѣ, проходившей послѣ пораженія чешскихъ реформаторовъ и протестантовъ на Бѣлой горѣ), правовая доктрина говорила о раздѣленіи, а не объ отдѣленіи церкви отъ государства, и подчеркивала отличіе чехословацкой модели церковно-государственныхъ отношеній того времени отъ французской или совѣтской.

⁵ Несмотря на то, что на памятникѣ выбита дата «28. X. 1918», изготовленъ онъ былъ въ 1908 году, а оффиціально открытъ въ 1913 году (безъ статуи св. Войтеха). Предыдущій каменный памятникъ стоялъ на томъ же мѣстѣ съ 1680 по 1879 годы и былъ перенесенъ на Вышеградъ при реконструкціи площади.

⁶ Доцентъ ВШЭ Александръ Марей.

⁷ Въ чешской исторіографіи используется именно такое географическое обозначеніе Чехіи, Маравіи и части Силезіи, потому что политическая, религіозная и отчасти этническая исторія на этой территоріи была довольно пестрой.

⁸ Можно отмѣтить, что въ Словакіи день возникновенія Чехословакіи включенъ въ списокъ государственныхъ праздниковъ, но это не выходной. Даже если считать условнымъ предшественникомъ словацкаго государства Великую Моравію, она прекратило свое существованіе въ 907 году. Черезъ тысячу лѣтъ Мартинская декларація 30 октября 1918 года объявила о независимости отъ Венгріи и объединеніи съ Чешскими землями. Самостоятельная Словакія возникла только 14 марта 1939 года какъ маріонетка и союзникъ Третьяго рейха. Возводить свою государственную генеалогію къ этому образованію какъ-то не совсѣмъ comme il faut, поэтому словакамъ ничего не остается, какъ скромно отмѣчать «День возникновенія Словацкой республики» 1 января. Еще одинъ праздникъ въ этомъ ряду — «День конституціи», который приходится на 1 сентября. Это выходной день, поэтому словацкія дѣти идутъ въ школу со 2 сентября. Забавно также, что конституція Словакіи была принята раньше, чѣмъ возникло само государство. Обычно бываетъ наоборотъ.

⁹ Словацкій триколоръ — это цвѣта сторонниковъ панславизма, по наиболѣе распространенной версіи заимствованные у флага Россійской имперіи (хотя на этотъ счетъ есть и другіе мнѣнія).

¹⁰ Этотъ варіантъ флага короткое время былъ и флагомъ Чехословакіи, но вызвалъ протесты со стороны словаковъ. Потомъ онъ возродился снова какъ флагъ Чешской республики въ составѣ федераціи съ 1990 по 1992 годы.

¹¹ Здѣсь можно также отмѣтить, что гимнъ Чехословакіи состоялъ изъ двухъ частей: чешской и словацкой. Словацкая часть «Nad Tatrou sa blyska» (Надъ Татрами сверкаютъ молніи), которая сейчасъ используется въ качествѣ государственнаго гимна Словацкой республики, отличается отъ чешской темпомъ, тональностью и общей стилистикой. По содержанію — обычное славянское причитаніе о томъ, что еще не всѣ погибли, пора брать оружіе въ руки, добиваться свободы и такъ далѣе. Въ 1939—1945 годахъ въ Словакіи такой текстъ былъ непріемлемъ, а гимномъ была пѣсня «Гей, славяне».

¹² Передача Чешскаго телевидѣнія «Největši Čech» (Величайшій чехъ) по лицензіи BBC.

¹³ Этому персонажу удалось также попасть на третье мѣсто въ спискѣ самыхъ большихъ мерзавцевъ.

¹⁴ За исключеніемъ 72 мѣста, доставшагося Людвигу Свободѣ, президенту Чехословакіи съ 1968 по 1975 годы. Скорѣе всего, онъ не былъ рьянымъ коммунистомъ: вступилъ въ партію только въ концѣ 1948 года, послѣ февральскаго переворота. И хотя Свобода не былъ сторонникомъ реформаторовъ, его выбралъ Александръ Дубчекъ въ качествѣ прикрытія для «Пражской весны». Онъ разсчитывалъ, что у совѣтскихъ товарищей авторитетъ занимавшаго постъ министра обороны въ 1945—1950 годахъ генерала-освободителя будетъ такъ высокъ, что они не посмѣютъ задушить реформы. Послѣ событій августа 1968 года Свобода дѣйствительно остался президентомъ. Позже, когда послѣ инсульта и инфаркта онъ сталъ совсѣмъ слабъ здоровьемъ, а тогдашній генеральный секретарь КПЧ Густавъ Гусакъ изъявилъ желаніе совмѣстить высшій партійный и государственный посты, Свобода отказался добровольно уходить въ отставку. Для этого былъ принятъ спеціальный конституціонный законъ № 50/1975 Sb., которымъ въ ст. 64 конституціи была внесена поправка, допускавшая избраніе Федеральнымъ собраніемъ новаго президента въ случаѣ, если дѣйствующій президентъ больше одного года по состоянію здоровья не можетъ осуществлять свои полномочія. Свобода потомъ прожилъ еще болѣе четырехъ лѣтъ, а Гусакъ уступилъ свое мѣсто Гавлу въ 1989 году.

¹⁵ Его смерть была символической. Онъ вернулся съ похоронъ Сталина 11 марта 1953 года, гдѣ сильно простудился. Черезъ три дня Готтвальдъ умеръ, правда по другой причинѣ.

¹⁶ Гусакъ — словакъ, причемъ даже какое-то время сидѣвшій при коммунистическомъ режимѣ въ тюрьмѣ за уклонъ въ націонализмъ. Возможно, по этой причинѣ въ спискѣ величайшихъ словаковъ онъ оказался на 7 мѣстѣ, слѣдомъ за Дубчекомъ.

¹⁷ Однако же подобныя претензіи нѣкоторые турецкіе султаны предъявляли еще въ XVIII вѣкѣ, называя себя въ перепискѣ съ Вѣной римскими цезарями и ссылаясь на то, что этотъ титулъ принялъ на себя еще Мехмедъ II. Но одно дѣло — присвоить себѣ титулъ, а другое — быть признаннымъ равнымъ себѣ со стороны того, кто имъ обладаетъ по праву.

Какъ намъ избрать земскій соборъ

Какъ начальное обустройство, такъ и устойчивое развитіе Россіи, не обойдутся безъ сильнаго демократическаго элемента. Вѣчевая система у насъ повсемѣстно возникаетъ въ XI вѣкѣ, примѣрно въ то же время, какъ и въ Западной Европѣ. Нѣсколькими вѣками позже ее замѣняютъ сословные органы, земскіе соборы, на которыхъ были непосредственно представлены всѣ слои населенія, включая черносошныхъ крестьянъ. Въ XVII в. примѣрно 20 % населенія участвовали въ выборахъ, то есть практически всѣ свободные мужчины. Такого уровня народнаго представительства Западная Европа достигнетъ только во второй половинѣ XIX вѣка, да и то не вездѣ.

Современная западная парламентская система, которую многіе считаютъ образцомъ для подражанія, далеко отошла отъ средневѣковыхъ прототиповъ и сформировалась въ нынѣшнемъ видѣ въ весьма специфическихъ условіяхъ. У насъ ихъ не было. Двѣ попытки воспроизвести западный парламентъ — въ началѣ и въ концѣ прошлаго вѣка — закончились неуспѣшно: первая уничтожила государство, вторая привела къ тираніи, причиняющей столько бѣдствій. Но и въ европейскихъ странахъ парламентаризмъ политическихъ партій постепенно превратился в благопристойное прикрытіе хищнической олигархіи, а не подлинное народное представительство. Зачѣмъ тогда воспроизводить то, что даже въ своей естественной средѣ приходитъ въ упадокъ и уже не можетъ обезпечить ни свободу, ни порядокъ?

Какъ же намъ на руинахъ, которыя останутся послѣ нынѣшняго режима, создавать подлинно демократическій легитимный органъ, способный объединить, а не расколоть націю и рѣшить судьбу страны? Безъ партій, которыхъ нѣтъ и еще долгое время не будетъ, безъ публичныхъ политиковъ, безъ отучившейся быть свободной прессы, безъ независимыхъ судовъ. Созданіе этихъ институтовъ займетъ десятки лѣтъ, а безъ нихъ любые «свободные выборы», о которыхъ мечтаютъ россійскіе либералы, приведутъ къ власти очередныхъ демагоговъ и воровъ. Даже если у нихъ будетъ сила свернуть шею гебистской шайкѣ, они несомнѣнно сдѣлаютъ все, чтобы пріобрѣтенную власть никому больше не отдавать. Какъ заинтересовать народныя массы въ политикѣ, убѣдить ихъ, что именно отъ нихъ зависятъ реанимація и реконструкція разоренной страны? Мой отвѣтъ простъ: избрать земскій соборъ съ помощью жребія. Этотъ способъ работалъ вѣками во многихъ странахъ, онъ органиченъ и нашей собственной традиціи, безупречно справедливъ и, насколько это вообще въ реальномъ мірѣ возможно, защищенъ отъ коррупціи. Тѣмъ болѣе въ наше время, когда все населеніе посчитано и внесено въ базы данныхъ, онъ технически простъ въ реализаціи, прозраченъ и удобенъ для общественнаго контроля.

Простой выборъ при помощи генератора случайныхъ чиселъ нѣсколькихъ сотенъ представителей народа изъ списка въ сто съ лишнимъ милліоновъ человѣкъ  — это задача по нынѣшнимъ временамъ тривіальная, но безсмысленная. Почти никто бы не зналъ этихъ людей, а довѣрія къ такому выборному органу все равно не появится. Если какіе-то случайные люди гдѣ-то далеко соберутся и что-то рѣшатъ, страна отъ этого не измѣнится. Поэтому выборы должны проходить въ нѣсколько ступеней и вовлекать народныя массы. Здѣсь не менѣе важенъ процессъ, чѣмъ результатъ.

Двѣ-три тысячи территорій съ населеніемъ отъ нѣсколькихъ десятковъ до ста тысячъ человѣкъ составятъ первую ступень. Границы территорій должны, по возможности, не совпадать съ существующими административными границами. Отъ нѣсколькихъ десятковъ до двухъ сотенъ представителей на совѣщаніяхъ первой ступени избираются жребіемъ, каждый отъ нѣсколькихъ сотенъ человѣкъ населенія. Отказъ участвовать въ работѣ совѣщанія безъ уважительной причины долженъ санкціонироваться штрафомъ, достаточно большимъ для большинства обычныхъ людей, но не драконовскимъ. Цѣль санкціи — мотивировать, а не устрашать. Участіе въ работѣ совѣщанія должно оплачиваться на уровнѣ, превышающемъ среднюю зарплату, чтобы людей не волновала потеря доходовъ, но такъ, чтобы деньги не стали для большинства основной мотиваціей для работы.

На совѣщанія должны быть вынесены вопросы, которые будутъ предметомъ разсмотрѣнія на земскомъ соборѣ. Заранѣе подготовленные письменные рабочіе матеріалы должны содержать всѣ разумные аргументы за и противъ предлагаемыхъ рѣшеній. Работа собраній должна идти, по возможности, въ изоляціи отъ внѣшняго вліянія. Представители должны обсуждать будущія рѣшенія въ маленькихъ группахъ (по территоріямъ, по профессіямъ и случайно составленныхъ), затѣмъ вмѣстѣ на общемъ засѣданіи, потомъ опять въ группахъ и снова вмѣстѣ. Срокъ работы совѣщанія — двѣ-три недѣли, но при необходимости и дольше, пока участники не выработаютъ консолидированную, но не обязательно единодушную, позицію по основнымъ вопросамъ. Могутъ быть также вынесены на обсужденіе совѣщанія вопросы, не предусмотрѣнные первоначальной повѣсткой. Работа совѣщаній первой ступени заканчивается выборами при помощи жребія тѣхъ представителей, кто будетъ направленъ на совѣщанія второй ступени.

На второй ступени будутъ представлены двѣ-три сотни территорій съ населеніемъ отъ нѣсколькихъ сотенъ до милліона человѣкъ. Границы территорій обязательно должны не совпадать съ существующими административными границами. Работа совѣщаній въ цѣломъ повторяетъ работу первой ступени. Цѣль — снова выработка консолидированной позиціи по заданной повѣсткѣ и во вопросамъ, выдвинутымъ на совѣщаніяхъ первой ступени. Послѣ достиженія этой цѣли избираются жребіемъ участники совѣщаній третьей ступени.

На третьей ступени, послѣдней передъ земскимъ соборомъ, будутъ представлены двадцать-тридцать территорій съ населеніемъ отъ нѣсколькихъ до десяти милліоновъ человѣкъ. Участники совѣщаній третьей ступени отбираютъ вопросы общегосударственной важности, а также готовятъ повѣстку и регламентъ земскаго собора. Помимо этого въ ихъ задачу войдетъ опредѣленіе вопросовъ, которые будутъ принципіально рѣшаться на мѣстномъ и регіональномъ уровняхъ. На совѣщанія третьей ступени могутъ приглашаться эксперты, ученые, другіе спеціалисты для консультаціи по обсуждаемымъ вопросамъ. Однако, по возможности, всѣ точки зрѣнія должны быть сбалансированно представлены, выступленія должны быть регламентированы и чередоваться случайнымъ образомъ. На совѣщаніяхъ третьей ступени жребіемъ избираются участники земскаго собора.

Формированіе органа народнаго представительства описаннымъ способомъ могло бы рѣшить сразу нѣсколько задачъ, съ которыми, какъ мнѣ кажется, имитація западной парламентской партійной демократіи въ нынѣшнихъ условіяхъ справиться не сможетъ.

Во-первыхъ, если на первой ступени будетъ избираться по одному представителю отъ нѣсколькихъ сотенъ человѣкъ, для народа это будетъ не слишкомъ обременительно, зато каждый будетъ знать своего представителя лично или, по крайней мѣрѣ, знать того, кто его знаетъ лично. Это само по себѣ послужитъ почвой для появленія довѣрія къ земскому собору. Люди будутъ понимать, что судьба страны зависитъ отъ нихъ. Среди двухсотъ-четырехсотъ тысячъ человѣкъ, которые будутъ избраны на первой ступени, могутъ найтись и тѣ, кому будетъ интересно потомъ продолжать работу въ постоянныхъ органахъ мѣстнаго и регіональнаго самоуправленія и у нихъ уже будетъ первоначальное представленіе о имѣющихся проблемахъ и путяхъ ихъ рѣшенія. Въ любомъ случаѣ, вернувшись послѣ работы совѣщаній домой, даже тѣ, кого публичная дѣятельность не увлечетъ, начнутъ обсуждать будущій земскій соборъ съ семьей, друзьями, сосѣдями, коллегами, то есть вовлекутъ въ политическій процессъ милліонныя пассивныя народныя массы. А то, что полномочія девяти изъ десяти такихъ представителей закончатся съ работой совѣщаній первыхъ ступеней, позволитъ избѣжать демагогіи и коррупціи.

Во-вторыхъ, выборы по территоріямъ, не совпадающимъ съ существующимъ административнымъ дѣленіемъ, помогутъ объединить страну. Народ осознаетъ, что при всемъ огромномъ размѣрѣ и многообразіи Россiи, у людей есть и общіе интересы. Вмѣстѣ съ этимъ, обсужденіе вопросовъ на нѣсколькихъ ступеняхъ подготовитъ людей къ мѣстному и регіональному самоуправленію.

Въ-третьихъ, выборы по жребію — это самый справедливый способъ реализаціи права каждаго участвовать въ народномъ представительствѣ. Тутъ не можетъ быть мѣста для нечестнаго подсчета голосовъ, обмана или демагогіи, ничего, что подрываетъ довѣріе къ парламентской демократіи западнаго типа. Поступленіе избранныхъ представителей на слѣдующія ступени не зависитъ отъ ихъ личныхъ качествъ, не можетъ быть личныхъ обидъ и ревности, нѣтъ почвы для политической борьбы. Поэтому конечной цѣлью подготовительныхъ собраній должна быть выработка консолидированной позиціи, которую каждыхъ участникъ собранія будетъ способенъ донести на слѣдующую ступень.

Въ-четвертыхъ, только народъ въ силу своего абсолютнаго численнаго превосходства способенъ лишить власти правящую нынѣ шайку «силовиковъ». И только народъ, представленный пропорціонально и равномѣрно, можетъ выработать устойчивые принципы гражданскаго мира и общія для всѣхъ правила, которыя будутъ соблюдаться.

Такимъ образомъ, предложенное рѣшеніе позволитъ, на мой взглядъ, съ небольшими затратами времени и другихъ рессурсовъ преодолѣть институціональную слабость политической системы въ Россіи, которая вполнѣ очевидна. Такая демократія будетъ опираться на наши собственныя традиціи, глубоко укорененныя въ исторіи и характерѣ народа.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Как нам избрать земский собор.

Планъ реанимаціи Россіи

Много размышляю надъ этимъ планомъ въ послѣдніе полгода. Все перечисленное уже ясно въ основныхъ чертахъ, кое-гдѣ продуманы и нѣкоторыя детали. Но времени и силъ подробно письменно изложить нѣтъ и не будетъ, поэтому ограничусь пока только перечисленіемъ пунктовъ въ порядкѣ ихъ важности. Намъ не нужна «новая Россія». Не нужна революція. Въ перспективѣ нужны реставрація того, что сдѣлало насъ европейскимъ цивилизованнымъ народомъ, и реконструкція того, что устарѣло и требуетъ замѣны. Но сначала — реанимація, то есть возстановленіе основныхъ жизненныхъ функцій. Безъ этого — никуда.

Безусловное

1. Признаніе всего совѣтскаго періода ex tunc незаконнымъ.

2. Просьба ко всѣмъ членамъ мірового сообщества отозвать свое признаніе РСФСР и СССР. Разрывъ дипломатическихъ отношеній со странами, которыя откажутся это сдѣлать. Просьба возстановить дипломатическія отношенія съ Россійской Имперіей или установить новыя.

3. Заявленіе, что Россія не является и никогда не была членомъ ООН и другихъ организацій, членомъ которыхъ былъ СССР. Обращеніе съ просьбой о возстановленіи членства въ организаціяхъ, существовавшихъ до 1917 года, и обращеніе съ новыми заявками на членство.

4. Заявленіе о ничтожности всѣхъ международныхъ соглашеній, заключенныхъ СССР. Явное признаніе дѣйствительности договоровъ, подписанныхъ Россійской Имперіей. Новый ратификаціонный процессъ для соглашеній, которыя были приняты приняты послѣ 1917 года.

5. Признаніе всѣхъ долговъ Россійской Имперіи, въ томъ числѣ тѣхъ, которые были урегулированы послѣ 1917 года съ совѣтской властью и ея преемниками.

6. Предъявленіе бывшимъ совѣтскимъ республикамъ, которыя откажутся признавать преемство съ исторической Россіей, требованій возмѣстить всѣ капитальныя вложенія, бюджетные трансферты и торговый дефицитъ съ РСФСР за все время ихъ существованія въ составѣ СССР.

7. Тщательныя люстраціи всѣхъ бывшихъ членовъ КПСС и ВЛКСМ, сотрудниковъ КГБ, членовъ совѣтскихъ органовъ, хозяйственныхъ руководителей.

8. Реституція собственности, въ томъ числѣ и принадлежавшей иностранцамъ, частичный пересмотръ итоговъ приватизаціи.

9. Отмѣна всего совѣтскаго законодательства, возобновленіе дѣйствія законовъ Россійской Имперіи. До принятія новаго современнаго законодательства непосредственное примѣненіе практики высшихъ судебныхъ инстанцій Россійской Имперіи, примѣненіе права по аналогіи, обращеніе къ русской правовой доктринѣ.

10. Роспускъ и пересозданіе высшихъ судебныхъ инстанцій. Запретъ на занятіе должностей юристамъ, имѣющимъ только совѣтское юридическое образованіе (включая періодъ РФ). Тщательная люстрація и переназначеніе всѣхъ федеральныхъ (коронныхъ) судей съ пріоритетомъ для тѣхъ, кто имѣетъ заграничное образованіе и опытъ работы и не имѣетъ опыта работы въ карательныхъ органахъ и прокуратурѣ.

11. Ликвидація органовъ прокуратуры, созданіе новаго органа государственнаго обвиненія при министерствѣ юстиціи.

12. Полная ликвидація всякой монументальной и топографической памяти о совѣтскомъ режимѣ.

13. Созданіе во всѣхъ регіонахъ музеевъ тоталитаризма, измѣненіе школьной программы, воспитаніе дѣтей и молодежи и принудительное перевоспитаніе взрослыхъ въ духѣ непріятія коммунизма и его преступленій.

14. Тщательная провѣрка научныхъ степеней и званій, полученныхъ въ совѣтскій періодъ или при участіи людей, работавшихъ въ совѣтской наукѣ.

15. Роспускъ и запретъ РПЦ, націонализація всего ея имущества. Обращеніе къ Константинополю съ просьбой объ установленіи новой церковной іерархіи. Передача имущества религіознаго назначенія новой Греко-православной Россійской церкви.

По рѣшенію земскаго собора

1. Признаніе незаконнымъ (или легитимизация) отреченія Николая II и періода со 2 (15) марта по 25 октября (7 ноября) 1917 года.

2. Возстановленіе монархіи, избраніе царя.

3. Опредѣленіе статуса Финляндіи и Польши, легализация сложившегося status quo.

4. Декларація миролюбивой политики, отказъ отъ агрессіи. Объявленіе безусловной приверженности принципамъ, вынесеннымъ государемъ Николаемъ II и графомъ М. Н. Муравьевымъ на Первую Гаагскую мирную конференцію.

5. Обращеніе къ международному сообществу съ просьбой о созданіи спеціальнаго ad hoc третейскаго международнаго суда для разрѣшенія споровъ съ незаконно отторгнутыми отъ Россіи территоріями.

6. Опредѣленіе федеральнаго или унитарнаго устройства страны, признаніе автономіи отдѣльныхъ регіоновъ.

7. Опредѣленіе принциповъ мѣстнаго самоуправленія, возстановленіе земства.

Первое возраженіе, которое я слышалъ отъ друзей — откуда возьмутся люди, которые этотъ планъ осуществятъ. Мой отвѣтъ простой: не знаю. Ясно, что первую и большую часть перечисленныхъ ниже пунктовъ должна сдѣлать власть чрезвычайная и диктаторская (но ни въ коемъ случаѣ не тираническая; разницу я объяснялъ).¹ Ея появленіе было бы чудомъ. Но, вѣдь, въ 1612 году появились откуда-то Кузьма Мининъ и князь Дмитрій Пожарскій. Не съ первой попытки появились. Но если кто-то дѣйствительно вѣритъ въ Святую Русь и особое покровительство Богородицы или довѣряетъ Святому Престолу и пророчествамъ въ Фатимѣ, тотъ не можетъ не надѣяться на чудо. Мнѣ какъ католику вполнѣ ясно, что причина несчастій Россіи въ ея упорной схизмѣ, переходящей въ ересь, гордынѣ и присвоеніи чужого,² въ цареубійствѣ, склонности ко грѣху и отсутствіи покаянія. Но Богъ милосерденъ, даетъ исцѣленіе грѣшнику, принимаетъ и блуднаго сына. А разъ такъ, остается только молиться и просить о чудѣ словами, которыя когда-то были нашимъ гимномъ:

Перводержавную
Русь православную
Боже, храни!
Царство ей стройное,
Въ силѣ спокойное!
Все-жъ недостойное
Прочь отжени!

О, Провидѣніе!
Благословеніе
Намъ ниспошли!
Къ благу стремленіе,
Въ счастьѣ смиреніе,
Въ скорби терпѣніе
Дай на земли!

Второе возраженіе — зачѣмъ все это нужно въ такой безнадежной ситуаціи. Ну, прежде всего, это нужно мнѣ, чтобы не впадать въ отчаяніе. Украинская пропаганда ненависти, которая льется со всѣхъ сторонъ и набираетъ силу, обильно питаемая расистской ложью, требуетъ повсемѣстной «отмѣны» Россіи и «запрета» всѣхъ русскихъ. Съ такимъ же успѣхомъ они могутъ требовать отмѣны земного притяженія, какъ глупая мартышка изъ извѣстнаго дѣтскаго мультфильма. Россія никуда не дѣнется, ни съ территоріей, ни съ населеніемъ, ни съ культурой, которая будетъ побогаче борща³ и вышиванокъ.⁴ Россія — это не Путинъ и его банда грабителей, насильниковъ и кавказскихъ головорѣзовъ. Россія — это не РФ.⁵ Они всѣ уйдутъ, сгинутъ, но послѣ и вмѣсто нихъ что-то останется. Останемся мы и наши дѣти. Въ самые безпросвѣтно темные годы Андрей Альмарикъ написалъ «Просуществуетъ ли СССР до 1984 года». Никто не могъ ему повѣрить, но это день насталъ. Размышленіе о будущемъ возможномъ, но осуществимомъ только чудомъ, не мѣшаетъ жить и творить сегодня, наоборотъ, оно помогаетъ понимать и видѣть, что еще не все безсмысленно. Врагъ рода человѣческаго очень бы хотѣлъ, чтобы этотъ свѣтъ потухъ. Не уступлю, не дождется.

¹ Who is Mr. Pu?.

² Концепцiя Москва — Третiй Рим.

³ Хорошъ борщокъ, да маловатъ горшокъ.

Вышивка — это еще не культура.

Почему РФ — не Россія.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: План реанимации России.

Минималистическіе искусственные языки

Французскому «quatre-vingt-dix-huit», надъ которымъ многіе смѣются, на языкѣ токипона соотвѣтствуетъ «mute mute mute mute luka luka luka tu wan»: пять слоговъ противъ шестнадцати. Сie даетъ поводъ для размышленія: можно ли создать искусственный языкъ, который бы былъ максимально простымъ во всѣхъ своихъ аспектахъ — фонетика, словарь, грамматика, синтаксисъ и т. д.? Можно ли еще упростить языкъ по одному изъ выбранныхъ параметровъ, жертвуя остальными лишь въ минимально возможной степени? Скажемъ, можно ли будетъ вывести закономѣрность, когда X дополнительныхъ звуковъ сокращаетъ словарь языка на Y %? Теоретически отвѣтъ, очевидно, утвердительный, если подъ простотой понимать минимальное число элементовъ (звуковъ, корней, правилъ). Однако если въ понятіе простоты добавить скорость усвоенія языка человѣкомъ, удобство использованія, безошибочность передачи информаціи по основнымъ каналамъ (рѣчь и письмо), то критеріи становятся менѣе очевидными.

Въ приведенномъ примѣрѣ язык токипона¹ явно намного болѣе избыточенъ, чѣмъ естественные языки. «Mute mute mute mute luka luka luka tu wan» (что означаетъ «20+20+20+20+5+5+5+2+1») съ помощью введенія лишь одного дополнительнаго правила можно сократить шестнадцать слоговъ до десяти: «tu tu mute tu wan luka tu wan» (что означаетъ «(2+2)×20+(2+1)×5+2+1». Но сдѣлало бы это языкъ въ цѣломъ проще, вѣдь само новое правило «если меньшее числительное предшествуетъ большему, то меньшее умножается на большее» должно быть изложено на какомъ-то формальномъ языкѣ, въ которомъ помимо операціи «сложить» появится новая операція «умножить», а также категоріи «больше» и «меньше»?²

Похоже, что естественные языки даютъ опредѣленный оріентиръ, гдѣ можетъ проходить реально достижимая граница простоты. Въ какихъ-то аспектахъ такіе языки по необходимости избыточны, другіе же измѣняются вслѣдствіе эволюціоннаго давленія. Напримѣръ, русское «девяносто восемь» — это шесть слоговъ, французское «quatre-vingt-dix-huit» — пять, нѣмецкое «achtundneunzig» — четыре, англійское «ninety eight» — три. Въ другихъ языкахъ навѣрняка можетъ быть больше, но врядъ ли гдѣ-то повстрѣчается меньше трехъ слоговъ. Сокращеніе до двухъ слоговъ, скажемъ при переходѣ къ позиціонной системѣ («девять-восемь») чревато невосполнимыми потерями информаціи при передачѣ,³ а этого себѣ естественные языки уже не могутъ позволить. Въ двоичной системѣ потребовалось бы минимумъ семь словъ, которые могли быть односложными. Въ сторичной бы было достаточно одного слова, не тогда бы само слово стало длиннѣе. (Односложные бы потребовались для обозначенія другихъ, болѣе часто встрѣчающихся въ рѣчи понятій, гдѣ могли бы принести больше пользы). Интуитивно кажется, что англійскій языкъ используетъ больше односложныхъ и многозначныхъ словъ, чѣмъ, скажемъ, русскій, но «цѣна», которую за это платитъ — сложность фонетики, синтаксиса и довольно непростыя правила разрѣшенія многозначности (disambiguation) въ нѣкоторыхъ случаяхъ.

Кажется, что изъ искусственныхъ языковъ эсперанто — это достаточно хорошее приближеніе къ идеалу простого во всѣхъ отношеніяхъ языка, хоть онъ и былъ созданъ любителемъ, опиравшемся на свою языковую интуицію. «Девяносто восемь» на этомъ языкѣ будетъ «naŭdek ok» — тѣ же три слога, какъ въ англійскомъ, при томъ, что фонетика эсперанто намного проще англійской. Видно, что простота грамматики, связанной съ глаголомъ, какъ въ славянскихъ языкахъ, въ сочетаніи съ характернымъ для романскихъ языковъ отсутствіемъ склоненія у именъ (за исключеніемъ винительнаго падежа) не лишили эсперанто универсальныхъ выразительныхъ качествъ. Съ другой стороны, словообразованіе при помощи суффиксовъ въ этомъ языкѣ иногда можетъ быть показаться неуклюжимъ. Скажемъ, въ простѣйшихъ случаяхъ образованіе «bovino» (корова) отъ «bovo» можетъ быть оправданнымъ, тогда какъ трехсложное слово «patrino» (мать), образованное отъ «patro» (отецъ), могло бы имѣть свой собственный корень. Вопросъ въ томъ, можно ли сдѣлать простой искусственный языкъ еще проще, чѣмъ это получилось у Зименгофа.

Мнѣ неизвѣстно, ведетъ ли кто-то изслѣдованія въ этомъ направленіи, но сама идея созданія искусственнаго интеллекта, который бы былъ способенъ генерировать искусственные языки и изслѣдовать ихъ свойства, кажется весьма привлекательной. Конечно, можно было бы обратиться къ какому-то изъ существующихъ апріорныхъ логическихъ языковъ вродѣ логлана или ложбана, но при переводѣ на нихъ текстовъ съ естественныхъ языковъ возможна потеря значимой информаціи. Скажемъ, союзы «и», «или», «если» и отрицательныя частицы имѣютъ въ языкѣ собственное значеніе, которое не всегда удается свести къ соотвѣтствующимъ имъ логическимъ операторамъ. Сгенерированные искусственнымъ интеллектомъ языки съ эталонной сложностью можно было примѣнить, напримѣръ, для измѣренія количества информаціи въ естественныхъ информаціонныхъ системахъ, гдѣ шумъ и избыточность могутъ быть слѣдствіемъ использованія естественнаго языка.⁴

¹ Минималистическій искусственный языкъ, созданный, по словамъ его автора Сони Лангъ, въ соотвѣтствіи съ принципами дзена. Википедія: Токипона.

² Здѣсь возникаетъ еще одинъ интересный вопросъ: возможно ли описаніе языка и всѣхъ его правилъ на немъ самомъ? Похоже, что въ принципѣ это возможно, но такое описаніе само должно основываться на нѣкоторомъ нередуцируемомъ наборѣ правилъ, «внеположенномъ» самому языку, причемъ чѣмъ меньше этотъ наборъ, тѣмъ болѣе избыточнымъ получается описаніе. Чтобы описаніе было компактнымъ, нужно воспользоваться болѣе богатымъ, но спеціализированнымъ «внѣшнимъ» языкомъ. Программисты знаютъ, къ примѣру, форму Бэкуса — Наура.

³ Напримѣръ, при диктовкѣ длинныхъ чиселъ слушатель можетъ пропустить нѣсколько словъ и тогда онъ легко ошибется на нѣсколько порядковъ. Если же говорящій будетъ произносить избыточныя слова, такіе какъ «тысяча», «милліонъ» и т. п., потенціальная ошибка слушателя будетъ меньше, по крайней мѣрѣ порядокъ онъ опредѣлитъ точнѣе. Исключеніе — диктовка номеровъ телефоновъ и другихъ подобныхъ цифровыхъ идентификаторовъ, длина которыхъ фиксирована и ошибка передачи обнаруживается сразу.

⁴ Напримѣръ, Энтропія и сложность права.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Минималистические искусственные языки.

Кому адресованы юридическіе тексты

Недавнее рѣшеніе Верховнаго суда США¹ вызвало бурную политическую дискуссію, докатившуюся и до насъ. Почти цѣликомъ она исчерпывается соперничествомъ партикулярныхъ нормативныхъ (этическихъ) системъ, претендующихъ на то, чтобы стать всеобщей правовой нормой. Только небольшой процентъ сѣтевыхъ комментаторовъ использовалъ этотъ поводъ для того, чтобы задуматься о путяхъ интерпретаціи текста американской конституціи. Мнѣ эта тема тоже показалась интересной въ контекстѣ доступности нормативныхъ текстовъ и ихъ аргументаціи для пониманія широкой публикой.

Такой текстъ какъ конституція США создается во время его (ре-)интерпретаціи. Только среди судей Верховнаго суда найдется какъ минимумъ три-четыре подхода, которые существенно отличаются другъ отъ друга и по методу, и по результатамъ. Среди юристовъ-конституціоналистовъ — еще больше. Такимъ образомъ, поискъ какого-то объективнаго смысла или реальнаго содержанія текста всегда будетъ зависѣть отъ исходныхъ посылокъ. Это не значитъ, что толкованіе можетъ быть произвольнымъ, хотя иногда такъ можетъ показаться,² но съ формальной точки зрѣнія вѣрна та, которую принимаетъ судъ. (Здѣсь, однако, стоитъ упомянуть особое мнѣніе судей, которыя въ практикѣ конституціонныхъ судовъ многихъ странъ публикуется и становится частью оффиціальнаго текста). Судъ всегда правъ, даже если неправъ: если упростить, то не существуетъ инстанціи, кромѣ самаго суда, которая бы подвергла пересмотру его рѣшеніе. То есть здѣсь основнымъ критеріемъ выступаютъ юрисдикція и власть, признаваемыя всѣми остальными.

Слѣдующій уровень пониманія текста судебнаго рѣшенія — это его убѣдительность для другихъ юристовъ, то есть тѣхъ, кто разбирается въ американскомъ конституціонномъ правѣ. Можно провести аналогію съ математической теоремой: провѣрить правильность доказательства могутъ только другіе признанные математики. Какъ стать признаннымъ математикомъ? Очевидно, что для этого надо быть принятымъ въ сообщество математиковъ. Такой уровень анализа для большинства обычныхъ юристовъ очевидно недоступенъ. Несмотря на то, что они уже отличаются отъ неподготовленной публики, у нихъ все равно недостаточно спеціальныхъ знаній и компетенціи, чтобы даже въ упрощенномъ изложеніи отличить, гдѣ серьезная убѣдительная аргументація, а гдѣ ошибка или намѣренное введеніе въ заблужденіе.

Процессъ принятія законодательныхъ актовъ также поддерживаетъ опредѣленная аргументація, которая можетъ быть болѣе или менѣе убѣдительной: сопроводительная записка къ законопроекту, RIA (regulatory impact assessment), парламентскіе дебаты и т. п. И хотя все это не носитъ нормативнаго характера (обязателенъ для соблюденія только текстъ самаго закона), рабочіе матеріалы законодательнаго процесса могутъ послужить основой для телеологическихъ методовъ интерпретаціи, то есть такихъ, которые выявляютъ цѣли и намѣренія законодателя, расходящіеся съ буквальнымъ смысломъ.

О формальной сложности права я недавно писалъ.³ Чтобы проиллюстрировать этотъ тезисъ, здѣсь можно провести одно сравненіе. Мало кто, не имѣя соотвѣтствующей подготовки, возьмется разсуждать о квантовой механикѣ, а если возьмется, то будетъ выставленъ на посмѣшище. Но конституціонное право, какъ я думаю, устроено намного сложнѣе. Квантовая механика отпугиваетъ обычнаго человѣка потому, что она излагается на математическомъ языкѣ, который кажется сложнымъ и недоступнымъ. На самомъ же дѣлѣ онъ довольно съ формальной точки зрѣнія довольно простъ: въ немъ не такъ много сущностей и операцій съ ними. Языкъ же конституціоннаго права кажется понятнымъ, потому что используетъ слова обычнаго языка, но на дѣлѣ онъ оперируетъ какъ минимумъ многими десятками тысячъ понятій, границы которыхъ при этомъ наиболѣе размыты, даже если сравнивать съ языкомъ другихъ отраслей права. Съ этими понятіями невозможно производить однозначныя и предсказуемыя преобразованія, какъ въ квантовой механикѣ, а любые выводы, включая промежуточные, подвергаются разнообразнымъ тестамъ, среди которыхъ «здравый смыслъ», какъ одинъ изъ многихъ.

Есть изслѣдованія правосознанія въ западныхъ странахъ послѣднихъ десятилѣтій, которыя проносятъ неожиданные результаты: авторитетъ права и его соблюденіе не зависятъ отъ того, знаютъ ли люди содержаніе закона и понимаютъ ли, въ чемъ состоитъ правовая норма.⁴ Обычные люди безъ спеціальной длительной подготовки въ принципѣ неспособны оперировать понятіями такой степени абстракціи, какая свойственна языку права. Поэтому право воздѣйствуетъ на поведеніе людей окольнымъ путемъ: черезъ воспитаніе, информированіе, государственныя санкціи и т. д. Радикальный взглядъ демонстрируетъ Друри Стивенсонъ:

„...the written formulations of the law are “addressed” to the state itself, or more specifically, a set of state actors — courts, agency officials, and enforcement officers. Although the written formulations, both statutes and cases, are available to the public, the citizenry is not in “actual” receipt of the law itself, but rather the state actors bring the law to the public through their actions (e. g., interpretation, implementation, enforcement)”.⁵

«Письменныя формулировки права „адресованы“ самому государству или, болѣе точно, ряду представителей государства — судамъ, оффиціальнымъ лицамъ и сотрудникамъ правоохранительныхъ органовъ. Несмотря на то, что письменныя формулировки, какъ законовъ, такъ и судебныхъ рѣшеній, доступны для публики, граждане не воспринимаютъ право само по себѣ какъ „реальность“, а скорѣе черезъ представителей государства, которые доносятъ [содержаніе] права до публики посредствомъ своихъ дѣйствій (то есть интерпретаціи, примѣненія и принужденія [къ его соблюденію])».

Многіе считаютъ для себя возможнымъ высказываться о содержаніи упомянутаго выше судебнаго рѣшенія, не будучи знакомыми съ оригинальнымъ текстомъ. Подавляющее большинство сужденій основаны на упрощенномъ изложеніи, то есть на интерпретаціи текста, которая больше говоритъ объ интерпретаторѣ, чѣмъ о самомъ текстѣ. Но это въ какомъ-то смыслѣ правильно: если норма права недоступна для пониманія, ей невозможно руководствоваться въ поведеніи и, слѣдовательно, она не имѣетъ никакой силы. Какъ минимумъ, нормативное содержаніе права должно быть доступно если не всѣмъ, то хотя бы тѣмъ, кому оно адресовано. Но сложныя для рядовыхъ гражданъ юридическія абстракціи, содержащіеся въ оригинальномъ текстѣ, останутся недоступными: какъ и квантовая механика, вопросы раздѣленія компетенціи въ остаточной федераціи никакъ не слѣдуютъ изъ непосредственнаго житейскаго опыта и, въ общемъ, вліяютъ на него весьма опосредованно.

¹ Dobbs v. Jackson Women’s Health Organization.

² Закон — что дышло.

³ Энтропія и сложность права.

⁴ PODGORECKI, Adam. Law and Society. London: Routledge and Kegan Paul, 1974, p. 197. OLIVECRONA, Karl. Law as Fact. London: Stevens and sons, 1971, p. 82.

STEVENSON, Drury. To Whom Is the Law Addressed? Yale Law and Policy Review, 2003, Vol. 21, Issue 1, p. 108.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Кому адресованы юридические тексты.

Энтропія и сложность права

Послѣднее разсужденіе о нормативной инфляціи основано на промежуточныхъ выводахъ, которые нуждаются въ небольшомъ поясненіи.*

Если разсматривать право какъ систему взаимосвязанныхъ текстовъ, его собственную энтропію можно опредѣлить какъ мѣру непредсказуемости при порожденіи новыхъ текстовъ, такихъ какъ судебныя и административныя рѣшенія, законодательные акты, разъясненія, заключенія и т. п. Съ этимъ также связана энтропія окружающихъ право системъ: вѣдь оно существуетъ не само по себѣ, а въ качествѣ регулятора поведенія людей и институцій. Функціонированіе права въ ономъ качествѣ позволяетъ заглянуть за границы строгаго формализма. Поведеніе людей опредѣляется субъективнымъ пониманіемъ содержанія права въ конкретной ситуаціи и раціональными ожиданіями относительно поведенія другихъ субъектовъ. Поведеніе институцій зависитъ отъ ихъ способности поддерживать соблюденіе собственныхъ правилъ. Сниженіе энтропіи, то есть непредсказуемаго поведенія, выступаетъ критеріемъ эффективности права, какъ объ этомъ говорилось въ упомянутой выше заметкѣ.

Для нашихъ цѣлей наиболѣе адекватнымъ методомъ оцѣнки сложности права было бы измѣреніе минимальнаго количества информаціи, которое нужно для моделированія права съ заданной точностью. Напримѣръ, если существуютъ сотни тысячъ или милліоны судебныхъ рѣшеній, то въ частномъ случаѣ вопросъ о сложности права звучалъ бы такъ: насколько сложной должна быть модель, чтобы съ ея помощью можно было было возстановить содержаніе всѣхъ имѣющихся судебныхъ рѣшеній? Кажется, что это тавтологія: измѣреніе сложности одной формальной системы (текстовъ, содержащихъ информацію о правѣ) сложностью другой (ея модели). Однако смыслъ въ этомъ есть. Право, представленное въ видѣ текстовъ, безъ существенныхъ потерь не можетъ быть переведено на болѣе простой языкъ, чѣмъ языкъ естественный. Какъ разъ наоборотъ, все свидѣтельствуетъ о томъ, что реальность, скрытая за языкомъ права, сложнѣе самаго используемаго языка. Тексты права интерпретируются людьми, а детали этого процесса тоже остаются загадкой. Упрощенная модель съ извѣстными статистическими свойствами могла бы послужить опосредованному измѣренію сложности моделируемой системы. Можно представить себѣ экспериментъ по подобру минимальнаго числа параметровъ и наиболѣе простой конфигураціи генерирующей нейронной сѣти, обученной на заданномъ корпусѣ текстовъ и имитирующей процессъ ихъ интерпретаціи. Если такая сѣть порождаетъ тексты съ удовлетворительной точностью, то ея параметры можно считать косвеннымъ показателемъ сложности обучающей выборки.

Взаимосвязь между энтропіей и сложностью права будетъ выражаться еще и въ томъ, что примитивное право плохо пригодно для предсказуемаго регулированія поведенія людей и институцій: для разрѣшенія конкретныхъ ситуацій существующихъ въ немъ правилъ недостаточно, по необходимости создаются новыя, привнесенныя изъ другихъ нормативныхъ системъ или закрѣпляющія случайно складывающуюся практику. Какъ говорилось выше, право усложняется какъ въ силу внѣшняго воздѣйствія (парадоксъ цѣнностной нейтральности), такъ и собственныхъ имманентныхъ свойствъ (парадоксъ самореферентности). Право, которое усложняется, уменьшаетъ энтропію внутри и снаружи, но только до опредѣленнаго предѣла. Дальнѣйшій ростъ сложности приводитъ къ тому, что для субъектовъ, поведеніе которыхъ регулируетъ право, оно становится слишкомъ сложнымъ и фактически непредсказуемымъ. Для людей ограничителями служатъ природные память и интеллектъ, для институцій — общіе законы управленія въ сложныхъ системахъ. Въ какой-то моментъ такое право перестаетъ справляться съ энтропіей, а его регулятивная функція переходитъ къ какой-то другой системѣ. А это насъ возвращаетъ отъ изслѣдованія формальныхъ свойствъ права къ его эволюціи.

* Обсужденіе этихъ вопросовъ предложилъ д-ръ Янъ Горженьовскій, который въ концѣ апрѣля выступилъ съ докладомъ на тему «Границы сложности въ системѣ права» на научномъ семинарѣ по теоріи права и конституціонному праву на факультетѣ права Карлова университета. Благодарю коллегу и другихъ участниковъ семинара за дискуссію по этому вопросу, которая дала пищу для моихъ собственныхъ размышленій.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

Всѣ замѣтки въ этой серіи

Парадокс самореферентности
Юрист и математик о возможном и невозможном
Парадокс ценностной нейтральности
Парадоксъ нормативной инфляціи
Энтропія и сложность права

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Энтропия и сложность права.

Три парадокса права. Парадоксъ нормативной инфляціи

Право развивается единственнымъ доступнымъ ему способомъ — производствомъ новыхъ нормъ. Если право уменьшаетъ энтропію по сравненію съ любымъ альтернативнымъ праву состояніемъ, оно начинаетъ формально усложняться и расширять свою область регулированія. Эффективность права измѣряется въ предсказуемости поведенія другихъ соціальныхъ системъ, которыя регулируемыхъ правомъ. Какъ слѣдствіе, для описанія большаго количества ситуацій съ заданной точностью нужно меньше информаціи. Абстрактная норма можетъ быть въ этомъ смыслѣ болѣе эффективной, чѣмъ множество частныхъ.

Нормативная инфляція ведетъ не только къ количественнымъ, но и къ качественнымъ измѣненіямъ формальной системы, которая стремится къ когерентности и консистентности, о которыхъ уже говорилось выше. Право усложняется въ силу своей собственной внутренней динамики. Здѣсь проявляется парадоксъ саморефрентности. Внѣшнюю динамику въ этотъ процессъ приноситъ требованіе цѣнностной нейтральности. Въ усложняющейся системѣ неизбѣжно появляется больше противорѣчій для разрѣшенія которыхъ требуются новыя нормы. Начинается экспоненціальный ростъ сложности, бѣгство въ безконечность.

Если право продолжаетъ усложняться, энтропія въ опредѣленный моментъ начинаетъ также увеличиваться: право становится менѣе предсказуемымъ, теряетъ стабильность и хуже выполняетъ свою регулятивную функцію. Когда адресаты не могутъ оріентироваться среди большого количества нормъ, когда право слишкомъ сложно, непредсказуемо, противорѣчиво и измѣнчиво для нихъ, когда не отвѣчаетъ раціональнымъ ожиданіямъ, люди перестаютъ руководствоваться правомъ вовсе; наступаетъ аномія, нормативный хаосъ. Однако хаосъ — это система съ очень простыми правилами и высокой мѣрой энтропіи. Изъ этого, согласно теоремѣ Рамсея, возникаютъ болѣе сложныя системы, снижающія энтропію.* Примитивныя системы подъ дѣйствіемъ эволюціоннаго давленія, то есть въ борьбѣ за эффективность, приспосабливаются къ потребностямъ регулированія, онѣ совершенствуются путемъ созданія новыхъ нормъ. Чѣмъ болѣе сложной формальной системой становится право, тѣмъ больше вѣроятность ея перехода въ состояніе хаоса. Однако изъ хаоса неизбѣжно появляются новыя упорядоченныя самоусложняющіеся системы.

* Теория Рамсея и возникновение структур в правовых системах (въ новой орѳографіи).

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

Всѣ замѣтки въ этой серіи

Парадокс самореферентности
Юрист и математик о возможном и невозможном
Парадокс ценностной нейтральности
Парадоксъ нормативной инфляціи
Энтропія и сложность права

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Три парадокса права. Парадокс нормативной инфляции.

Единство противъ многообразія

Почему-то свободомыслящіе люди либеральныхъ и прогрессивныхъ взглядовъ, какъ они сами себя характеризуютъ, всѣ думаютъ одинаково, съ небольшими несущественными варіаціями. По множеству вопросовъ любое отклоненіе отъ мнѣнія большинства (въ семъ соціальномъ слоѣ) или сомнѣніе въ святости ихъ свѣтскихъ святынь не допускается, заканчивается отлученіемъ отъ груминга, личными оскорбленіями и исключеніемъ изъ «приличнаго общества». Находясь всегда въ сторонѣ отъ подобнаго выясненія отношеній, вызывающихъ премерзотнѣйшее чувство, я могъ часто наблюдать за ихъ развитіемъ. Потомъ эти люди сами себѣ объясняютъ, что періодическій остракизмъ нуженъ ихъ сообществу въ воспитательныхъ цѣляхъ, ибо нельзя соваться со свинымъ рыломъ въ калашный рядъ. «Хочешь быть въ интеллектуальномъ сообществѣ — соблюдай правила приличія», подъ чѣмъ понимается, прежде всего, единомысліе. При этомъ наиболѣе адекватные персонажи въ частныхъ бесѣдахъ говорятъ совсѣмъ не то, что пишутъ открыто. Можетъ я ошибаюсь и слишкомъ предвзятъ со своими поверхностными выводами, но у меня складывается ощущеніе, будто бы они больше всего боятся своихъ же, лишь бы не вякнуть что-то недозволенное и не стать объектомъ травли со стороны умной, интеллигентной и свободной публики. Я давно пересталъ цѣнить сiе общество (хотя по происхожденію, образованію и многимъ взглядамъ къ нему, несомнѣнно, долженъ принадлежать). Однако значительное число его представителей себя проявили какъ люди поверхностные, не очень умные, злобные, мстительные и мелочные. Напоминаютъ мнѣ т. н. «неформаловъ» временъ моего дѣтства и ранней юности, которые въ своемъ нонконформизмѣ были совершенно одинаковыми, вплоть до внѣшняго вида и униформы. Похоже, что умные все-таки не умѣютъ ходить строемъ и это одинъ изъ ихъ отличительныхъ признаковъ. (Впрочемъ, не значитъ, что всякій, кто испытываетъ проблемы со строевой подготовкой обязательно умный).

Совсѣмъ не такимъ было мое общеніе съ консерваторами, съ традиціоналистами и даже съ фанатиками, которыхъ я изначально какъ минимумъ недолюбливалъ, а временами открыто презиралъ. Они, будучи твердо убѣжденными въ нѣкоторыхъ вещахъ, съ которыми я нерѣдко не могу согласиться въ силу собственныхъ каменныхъ убѣжденій (обладающихъ весьма ненадежнымъ свойствомъ мѣняться въ самый неожиданный моментъ), спокойно принимаютъ различія во взглядахъ безъ излишняго драматизма. Они не навѣшиваютъ ярлыки (скорѣе наоборотъ, я вѣшаю на нихъ), рѣдко переходятъ на личности и не считаютъ мое мнѣніе по конкретному вопросу результатомъ врожденнаго умственнаго, нравственнаго или иного дефекта. Понявъ, что въ нѣкоторыхъ вопросахъ нельзя найти общаго языка, спокойно, безъ гнѣва, пристрастія и ненависти (такъ свойственной «либераламъ» при малѣйшемъ отходѣ отъ ихъ канона и догматики) могутъ продолжать бесѣду о чемъ-то другомъ, что не вызываетъ сильныхъ споровъ и даже иногда ведетъ къ плодотворному взаимному обогащенію. И даже если съ ними все-таки получается разругаться до хрипоты, чаще всего это не заканчивается взаимной ненавистью и мы расходимся если не друзьями, то по крайней мѣрѣ уважающими другъ друга людьми. И, главное, я рѣдко находилъ существенныя отличія между тѣмъ, что такіе люди говорятъ лично, и тѣмъ, что пишутъ открыто.

Въ началѣ прошлаго года, когда многіе свободомыслящія персоны переходили изъ Facebook въ Minds для того, чтобы потомъ опять схлынуть обратно, одинъ комментаторъ* написалъ, что теперь «Консерватизмъ — это новый панкъ». Я тогда чуть не умеръ отъ зависти, что такая формулировка не пришла мнѣ самому въ голову. Но похоже на то, что это дѣйствительно такъ. Настоящую свободу мысли, толерантность и уваженіе ко взглядамъ теперь можно найти скорѣе среди консерваторовъ и традиціоналистовъ, чѣмъ среди т. н. либераловъ.

* Agavr.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Единство против многообразия.

Снова о русскомъ народѣ и большевикахъ

Слово «народъ» слишкомъ многозначно, а поэтому часто мѣшаетъ строгости сужденій. Съ другой стороны, новые термины «этносъ», «нація» ведутъ къ еще большей путаницѣ, потому и ихъ каждый понимаетъ по-своему. Попробую все же выдѣлить важнѣйшія, на мой взглядъ, значенія слова «народъ» такъ, чтобы оно снова стало операціональнымъ. Тѣмъ болѣе, что эти смыслы безъ поясненія используются въ другихъ моихъ замѣткахъ.

Народ въ біологическомъ смыслѣ — это масса людей, связанныхъ опредѣленными внѣшними чертами, а помимо этого исторіей разселенія, взаимодѣйствіи съ ландшафтомъ (по Льву Гумилеву), обычаями и т. п. Природа слѣпа, она одинаково рождаетъ подонковъ и геніевъ. Но множество людей — это еще не народъ въ собственномъ смыслѣ, populus, а толпа, стадо, vulgus. Въ этомъ смыслѣ этимологически слово «народъ» также восходитъ, конечно, къ «роду» и «рожденію», то есть біологическому единству. Но вѣдь мы используемъ слово «нація» въ другомъ смыслѣ, какъ политическое единство, хотя это тоже nasci, то есть «родившіеся».

На біологической основѣ вырастаетъ культура. Культура іерархична. Въ ней прекрасное цѣннѣе и выше безобразнаго. (Для простоты не будемъ сейчасъ разбирать XX вѣкъ, который постарался опрокинуть этѣ представленія). Культура живетъ въ средѣ народа, связанная съ его матеріальнымъ бытіемъ (природой, трудомъ) равно какъ и съ духовнымъ (воображаемымъ міромъ, фантазіями, устремленіями). Культуру не такъ легко разрушить. Но культура — это не только и не столько памятники прошлаго (великіе произведенія), сколько среда, въ которой они снова возникаютъ. Культура производитъ не только шедевры, но и много шлака и даже откровенно вредоноснаго. То же христіанство постоянно сталкивалось съ разрушительными и опасными сектами: манихеями, гностиками, катарами и т. д. Существуютъ деструктивныя секты въ протестантизмѣ, въ православіи. Поэтому жизненно важный для существованія народа вопросъ заключается въ томъ, что изъ безмѣрнаго богатства культуры извлекается, воспроизводится, закрѣпляется и служитъ основой для дальнѣйшаго развитія.

И, наконецъ, то, что меня больше всего интересуетъ, — это уровень цивилизаціи. Здѣсь сподручнѣе говорить о нормахъ и институтахъ.* Въ отличіе отъ народовъ, институты и нормы живутъ очень долго. Вотъ, къ примѣру, римское право или Католическая церковь. Институты — это сверхчеловѣческiй разумъ, который управляетъ нами и используетъ для своихъ собственныхъ цѣлей. Аристотель говоритъ о человѣкѣ, опредѣляя его какъ ζῶον πολιτικόν, то есть политическое животное, а это, какъ я понимаю, предполагаетъ существованіе человѣка въ искусственной средѣ нормъ и институтовъ. И Цицеронъ въ діалогѣ De re publica даетъ опредѣленіе народа какъ «множества людей, которое объединяетъ согласіе въ вопросахъ права и общій интересъ»:

«Res publica res populi, populus autem non omnis hominum coetus quoquo modo congregatus, sed coetus multitudinis iuris consensu et utilitatis communione sociatus».

Такимъ образомъ, въ собственномъ смыслѣ слова народъ, populus — это не просто біологическое объединеніе людей, не стадо, не толпа, и даже не только культура или общество, а все это скрепленное вмѣстѣ цивилизацией, то есть нормами и институтами.

Итакъ, народъ какъ populus — это сверхчеловѣческій организмъ, одна изъ многихъ формъ, структура, пронизанная множествомъ горизонтальныхъ и вертикальныхъ связей. Когда онѣ обрываются, народъ перестаетъ существовать и растворяется въ своемъ окруженіи, не будучи способнымъ поддерживать культуру и цивилизацію. Такъ, напримѣръ, восточные славяне, угро-финны, норманны смѣшались и растворились другъ въ другѣ, создавъ русскій народъ. Или кельты, отъ которыхъ отсталость только кое-что въ названіяхъ и языкѣ. Или римляне, которые оставили великую культуру, но не цивилизацію. Въ народѣ, если онъ представляетъ собой здоровый организмъ, лучшіе поднимаются наверхъ, худшіе остаются внизу. Въ нормальномъ функціонированіи такого сверхчеловѣческаго организма бываетъ много сбоевъ. Если такіе механизмы поддержанія гомеостаза нарушаются, народъ переживаетъ внѣшній или внутренній кризисъ, который заставляетъ его мѣняться или ведетъ къ его исчезновенію. Гумилевъ называетъ этотъ внутренній кризисъ народа (у него — этноса) фазой надлома и объясняетъ его исчерпаніемъ внутренней энергіи. Мнѣ не совсѣмъ понятно, что это за энергія такая и откуда берется, поэтому ближе эволюціонное объясненіе. Безспорно то, что историческіе народы переживаютъ такіе кризисы, изъ которыхъ выходятъ съ большими или меньшими потерями.

Теперь эту теорію можно примѣрить на то, что сдѣлали большевики съ русскимъ народомъ. Конечно, большевики возникли въ средѣ русскаго народа, а затѣмъ воспользовались ими въ біологическомъ смыслѣ (мнѣ нравится въ послѣдніе время использовать терминъ «этническій субстратъ»). Въ этомъ смыслѣ до большевиковъ и послѣ нихъ народъ одинъ и тотъ же. На біологическомъ уровнѣ потери огромны, но онѣ въ принципѣ восполнимы: природа умѣетъ справиться съ большими потерями, многіе народы (въ смыслѣ популяціи) проходили черезъ «бутылочное горлышко», но выжили. Другое дѣло, что истребленіе нѣсколькихъ процентовъ элиты народа (уже въ культурномъ смыслѣ) наноситъ ему примѣрно такой же ущербъ, какъ разрушеніе мозга человѣка: вродѣ относительно (по массѣ) не такая большая потеря, однако же безъ мозга это уже не вполнѣ человѣкъ (въ смыслѣ біологически функціональнаго организма).

Далѣе — культурный уровень. Трудно отрицать, что многіе идеи, на которыхъ выросъ большевизмъ, можно обнаружить и русской культурѣ. Не обошлось и безъ заимствованій вродѣ того же Маркса. Но это была деструктивная идеологія, вредная мутація въ здоровомъ организмѣ, которая не была вовремя распознана и подавлена въ силу слабости институтовъ и репрессивнаго аппарата государства. Гумилевъ это называетъ антисистемой. Можно признать этотъ терминъ удачнымъ, вѣдь суть большевизма въ переворачиваніи всего съ ногъ на голову, въ разрушеніи институтовъ и нормъ. Въ СССР дѣйствительно создавалось впечатлѣніе, что сохранялась классическая русская культура (литература, музыка, театръ, балетъ и т. д.). Конечно, многое подверглось цензурѣ, идеологической (дез-)интерпретаціи или забвенію, но многое воспроизводилось на достаточно высокомъ уровнѣ. Но для культуры не это главное. Была разрушена среда, въ которой создавались великіе произведенія, а ея имитація въ видѣ «творческихъ союзовъ» порождала продукцію, которая мало отличалась отъ мусора. Русская культура въ значительной мѣрѣ развивалась въ альтернативной средѣ, въ крайне стѣсненныхъ рамкахъ постояннымъ прессомъ совѣтской системы.

По отношенію къ русской цивилизаціи, а, стало быть, и высшей формѣ существованія народа въ смыслѣ populus, большевики занимали позицію крайней враждебности. Институты были разрушены почти всѣ, легче назвать, что осталось: отчасти Академія наукъ, съ нѣкоторыми оговорками нѣкоторые факультеты университетовъ, нѣкоторыя культурныя учрежденія. Но само государство, само политическое бытіе народа (по Аристотелю) или правовое (по Цицерону) были уничтожены полностью.

Итакъ, утверждать, что большевизмъ мы создали сами, что онъ выросъ и органично развился нашей культуры, нашего народа — это сродни тому, какъ человѣку, умирающему отъ рака, говорить, что онъ самъ себѣ эту опухоль съ метастазами и вырастилъ. Формально да, такъ оно и есть: раковыя клѣтки — это переродившаяся клѣтки организма, но по сути онѣ чужды ему, потому что служатъ только себѣ, потребляютъ всѣ ресурсы только для себя и, въ конечномъ итогѣ, убиваютъ организмъ.

* Какъ они предположительно могли бы возникнуть я писалъ въ заметкѣ о теоріи Рамсея и въ заметкѣ о происхожденіи права.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Снова о русском народе и большевиках.

Имперія и антіимперія: разстановка точекъ надъ «i»

Поясненіе-продолженіе къ предыдущему.* Разница въ методахъ Петра I и Сталина слѣдуетъ изъ того, что первый укрѣплялъ и расширялъ имперію, а второй — антіимперію. Имперія приходитъ и, ничего не скрывая, стремится къ достиженію своихъ цѣлей. Когда имперія присоединяетъ новую территорію, она не должна изображать, будто бы это территорія сама хочетъ, чтобы ее присоединили. И наоборотъ, кто-то бы можетъ и хотѣлъ перейти подъ покровительство сильнаго, но ихъ не берутъ, потому что у имперіи всегда есть представленіе о своихъ естественныхъ границахъ и отвѣтственности. Поэтому для имперій не свойствененъ безконечный ростъ; ни одна изъ нихъ не претендовала никогда на міровое господство. (Даже у Гитлера не было такихъ плановъ. Онъ хотѣлъ только подчиненія Европы своимъ интересам и расширенія жизненнаго пространства до Урала, оставляя Африку и Дальній Востокъ своимъ союзникамъ). Само опредѣленіе Россіи какъ наслѣдницы Византіи, православной имперіи является полной противоположностью торжеству мірового коммунизма какъ универсальной идеи. Большевистская же антіимперія осознаетъ, что она — не нормальное государство, а банда разбойниковъ, поэтому у нея не можетъ быть явно декларируемыхъ легитимныхъ интересовъ. Чтобы изобразить легитимность она опирается на маріонеточное правительство, на мѣстные кадры коммунистовъ. Вѣдь для всеобщаго счастья пролетаріевъ не можетъ быть никакихъ границъ, поэтому присоединиться къ антіимперіи можно только «добровольно», что и имитируется. Большевики использовали сепаратистскія устремленія народовъ Россійской имперіи для ея уничтоженія и ожидали, что вотъ-вотъ къ ихъ проекту присоединятся Венгерская совѣтская республика, потомъ Польская, Баварская, Бременская, Эльзасская, Словацкая, Иранская, Тувинская и такъ далѣе.

Тутъ стоитъ отмѣнить (это понадобится потомъ), что США, не будучи по сути имперіей (это образованіе другого типа) въ Іракѣ и Афганистанѣ вели себя соотвѣтствующемъ способомъ, то есть использовали имперіалистическіе методы. Они пришли, взяли территорію подъ свой контроль, только послѣ этого стали выращивать мѣстныя силы, которыя могли бы стать ихъ опорой и союзниками въ будущемъ. То, что это вышло не очень хорошо, это уже проблема конкретныхъ обстоятельствъ, а не имперіалистическихъ метода и не способа мышленія какъ таковыхъ. Кстати, почему США не имперія? Потому что главная американская идея — это мессіанство. Это вполнѣ закономѣрно, если учесть, что страна возникла какъ край религіозныхъ фанатиковъ, которымъ не нашлось мѣста въ нормальныхъ странахъ. Теперь протестантская идея Царства Божьяго замѣнена на «демократію», но суть остается той же самой. Но имперія не можетъ существовать какъ мессіанскій проектъ, это другое.

Слѣдующее отличіе состоитъ въ томъ, что происходитъ на новыхъ территоріяхъ. Имперіи часто учатся у народовъ и культуръ, съ которыми взаимодѣйствуютъ. Нормальная имперія (не колоніальная, потому что это другой подтипъ) не унижаетъ, не подавляетъ, не унифицируетъ. Въ Россійской имперіи польская шляхта, грузинскіе князья и даже среднеазіатскіе ханы всѣ оставались на своихъ мѣстахъ, только приносили присягу русскому царю и черезъ это попадали въ элиту. Польша, пока не встала на дыбы, оставалась со своей конституціей. Болѣе мудрая Финляндія также пребывала со своимъ парламентомъ. Были области казачьяго войска со своими самоуправленіемъ. То есть имперія обычно существуетъ какъ максимально комфортная и наиболѣе пріемлемая для всѣхъ форма сосуществованія многихъ народовъ. Часто вспоминаемая недобрымъ словомъ русификація Польши произошла только послѣ нѣсколькихъ дерзкихъ возстаній. При этомъ Александръ I самъ было полонофиломъ, онъ хотѣлъ и оставшуюся часть Россіи устроить по польскому образцу и единственное, что символически ограничивало суверенитетъ польскаго народа — личная унія съ россійскимъ императоромъ.

Чтобы понять разницу между имперіей и неимперіей достаточно посмотрѣть на исторію Австро-Венгріи во второй половинѣ XIX вѣка. Австрійцы — народъ съ опытомъ имперскаго управленія. При нихъ славяне реализовывали культурную автономію, переживали національное возрожденіе, создавали собственный языки и идентичность. И, наконецъ, народы, проживавшіе въ Цислейтаніи, получили свое политическое представительство въ земскихъ сеймахъ и въ рейхсрате. Совсѣмъ не такъ поступали венгры съ Транслейтаніи. Они подвергали мадьяризаціи всѣ проживавшіе на ихъ территоріи народы, а въ сеймѣ венгры составляли больше 90 %, хотя ихъ доля въ населеніи не достигала и 50 %.

СССР не былъ имперіей прежде всего потому, что дѣйствовалъ какъ унификаторъ, а не руссификаторъ. И хотя въ значительной мѣрѣ (но не всегда) опирался на представителей мѣстныхъ этническихъ группъ, для него была важнѣе лойяльность и «политическая грамотность», а не національность. Онъ не включалъ мѣстныя элиты въ общую, онъ ихъ насаждалъ и создавалъ. Единство идеологіи и организаціи жизни продвигались повсюду, создавались колхозы, партійно-хозяйственныя іерархическія структуры управленія, вводилось единообразное законодательство, полностью порывавшее съ мѣстными традиціями. (Хотя гражданское и уголовное право относились къ вѣдѣнію республикъ, а не союза, тѣмъ не менѣе дѣйствовавшее право было унифицировано отъ ганзейскихъ городовъ въ Прибалтикѣ до среднеазіатскихъ горныхъ ауловъ. Въ имперіяхъ ничего подобнаго просто не можетъ быть, потому что имперія всегда понимаетъ, что разныя ея части развиваются по-разному).

Но СССР былъ не просто неимперіей, онъ былъ антіимперіей прежде всего потому, что какъ и США, строился вокругъ мессіанской идеи, а не народа. Наоборотъ, русскій народъ, у котораго былъ опытъ управленія имперскимъ организмомъ на протяженіи нѣсколькихъ вѣковъ, подвергался униженію и истребленію. Отъ него въ пользу національныхъ окраинъ были отняты и территоріи, и рессурсы. Русскій шовинизмъ проклинали не только на уровнѣ идеологіи, но и въ оффиціальныхъ документахъ, конституціяхъ совѣтскихъ союзныхъ республикъ и даже автономныхъ республикъ въ составѣ РСФСР.** Цѣлью существованія СССР было созданіе новаго человѣка, «новой исторической общности», совѣтскаго народа. Своего рода колонизація наоборотъ, когда колонизированные народы живутъ за счетъ колонизаторовъ. Уровень жизни, скажемъ, въ кавказскихъ или прибалтійскихъ республикахъ въ нѣсколько разъ превышалъ производимый ими продуктъ. Нужно было купить лойяльность окраинъ. По той же причинѣ, пока въ СССР былъ послѣвоенный голодъ, зерно и продовольствіе поставлялось въ страны Восточной Европы для того, чтобы укрѣпить вліяніе просовѣтскихъ партій. Римъ покорилъ Египетъ для того, чтобы получать оттуда хлѣбъ и процвѣтать самому. СССР покорялъ другихъ для того, чтобы самому разоряться, но продвигать идею всеобщаго коммунистическаго счастья.

И еще въ заключеніе одинъ признакъ антіимперскости СССР и его наслѣдницы РФ. Это отношеніе вышеупомянутымъ США. Трудно представить, какая еще страна на свѣтѣ занимаетъ положеніе болѣе подходящее для того, чтобы быть вѣчнымъ и главнымъ другомъ Россіи. Сферы вліянія и области интересовъ у Россіи и США почти не пересѣкаются. А главный соперникъ у насъ одинъ — это Китай. Историческихъ обидъ и счетовъ, въ отличіе отъ европейскихъ странъ, у насъ почти нѣтъ никакихъ, если не брать совѣтскій періодъ. И, болѣе того, само появленіе США на исторической сценѣ — это въ значительной мѣрѣ заслуга Россіи и Франціи. Тѣ, кто видятъ въ нихъ врага Россіи, на самомъ дѣлѣ никакіе не наслѣдники имперіи, а ровно наоборотъ. США могутъ восприниматься въ качествѣ соперника только тѣмъ, кто считаетъ сферой своихъ интересовъ вѣсь мiръ. Мірового господства жаждалъ большевизмъ, онъ искалъ возможности присутствія въ Азіи, Африкѣ, Америкѣ. Россія же для него не была цѣль, а только средствомъ, русскій народъ — источникомъ рессурсовъ. Поэтому изъ самой сути СССР какъ антирусской антіимперіи закономѣрно вытекаетъ соперничество съ мессіанскими США, за которыми видится претензія на міровую гегемонію. Это соперничество основано на идеологіи. Но имперіи на идеологіи не основываются.


* Царь-то ненастоящій.

** Спасибо Александру Верещагину, который обратилъ вниманіе на этотъ фактъ.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Империя и антиимперия: расстановка точек над «i».

Царь-то ненастоящій

За движеніемъ путинской мысли я спеціально не слѣжу, но иногда что-то все-таки долетаетъ. Говорятъ, будто бы засѣвшая въ Кремлѣ крыса себя сравниваетъ съ Петромъ I, который, по ея мнѣнію, только возвращалъ свое. Восхищеніе однимъ изъ самыхъ гнусныхъ тирановъ въ міровой исторіи, алкоголикомъ и патологическимъ садистомъ даже по мѣркамъ своего времени, оставившимъ послѣ себя длительную традицію произвола, беззаконія и дворцовыхъ переворотовъ — это не новинка. Новинка — это контекстъ, въ которомъ Путипутъ изливаетъ на публику свои убогіе мыслишки, не выходящія за рамки кагэбэшныхъ брошюрокъ и учебныхъ пособій.

Петръ же совершено не интересовался тѣмъ, отнимаетъ ли онъ что-то у сосѣдей или возстанавливаетъ «историческую справедливость». Онъ ставилъ передъ собой стратегическую задачу — прорубить «окно въ Европу», выгнать турокъ съ Сѣвернаго Причерноморья или отодвинуть персидскую угрозу — и рѣшалъ ее всѣми доступными для него средствами. Точно также въ его время разсуждали шведскій Карлъ XII, который приперся ажъ къ Полтавѣ, Станиславъ Лещинскій или Ахмедъ III. Всѣ они были бы рады взять у сосѣда все, что могутъ, что плохо лежитъ, не нуждаясь въ псевдоисторическомъ оправданіи своихъ дѣйствій, потому что они сами эту исторію и писали. Темъ болѣе, что никакихъ русскихъ, турокъ, шведовъ, персовъ тогда не существовало. Были только подданные русскаго царя, турецкаго султана, шведскаго короля и персидскаго шаха.

Путинскія дѣйствія больше походятъ на то, какъ дѣйствовалъ другой тиранъ, Сталинъ. Онъ велъ принципіально антіимперскую политику, унаслѣдованную имъ отъ Ленина и Троцкаго. (Внѣшняя смѣна риторики не должна вводить въ заблужденіе: важны цѣли и методы, а не слова). Въ основѣ совѣтской конституціи лежалъ постулатъ добровольнаго вхожденія въ союзъ различныхъ государственныхъ образованій, который никакими естественными границами (этническими, культурными и даже географическими) ограниченъ быть не могъ. Именно поэтому на эмблемѣ СССР (которую по ошибкѣ называютъ гербомъ) былъ изображенъ земной шаръ въ лучахъ восходящаго солнца, символизирующій міровое господство коммунизма. Сталинская экспансія, какъ и ленинская, была построена на созданіи маріонеточнаго правительства, которое якобы выступаетъ отъ имени народа, желающаго присоединиться земшарной республикѣ совѣтовъ. Но это было не расширеніе Россіи, а большевизма. Это была міровая революція, осуществляемая военно-политическими средствами. Всякое сопротивленіе объяснялось кознями капиталистовъ и буржуазныхъ націоналистовъ. (Что также зафиксировано во всѣхъ конституціяхъ союзныхъ республикъ, причемъ среди побѣжденныхъ враговъ числился и великорусскій шовинизмъ). Страна побѣдившаго пролетаріата уже не могла оставить призывъ сосѣдней страны безъ отвѣта и, разумѣется, оказывала ей свою пролетарскую помощь, присоединяя къ себѣ. Такъ были проведены почти попытки захвата или подчиненія сосѣднихъ территорій, какъ успѣшныя, такъ и неуспѣшныя: Финляндіи и Прибалтики, Восточной Европы и Подкарпатской Руси, Чехословакіи и Афганистана. (Исключеніемъ могутъ послужить, развѣ что, Курильскіе острова, Южный Сахалинъ и Кенингсбергъ, гдѣ это произошло съ согласія міровыхъ державъ).

Итакъ, дѣйствія Путина на Украинѣ — это продолженіе сталинской, а не петровской политики, принципіально антіиперіалистической по способу реализаціи и антирусской по послѣдствіямъ. Трусость, непослѣдовательность и патологическая склонность ко лжи не позволяютъ ему не только ясно сформулировать совмѣстимую съ національной идеей цѣль военныхъ дѣйствій, но даже думать соотвѣтствующимъ образомъ. А безъ этого ея достиженіе представляется призрачнымъ. Въ отличіе отъ Сталина, у Путина уже нѣтъ рессурсовъ, которыми бы можно было многократно перекрыть бездарность руководства и неэффективность принимаемыхъ рѣшеній. Внутренній запасъ прочности у РФ при нынѣшнемъ режимѣ не такъ ужъ и великъ.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Царь-то ненастоящий.

Колонизація безъ страха и упрека

Россійскіе либералы въ своемъ перерожденіи (или вырожденіи?) достигли новыхъ высотъ (или глубинъ?): какъ по свистку набросились на несчастнаго Пушкина, который у нихъ теперь виноватъ въ происходящемъ на Украинѣ тѣмъ, что какъ-то не такъ высказывался насчетъ поляковъ. То въ стихахъ напишетъ про «вѣчный споръ славянъ между собою», то еще гдѣ-то о «семейномъ дѣлѣ», то въ письмѣ другу Вяземскому совсѣмъ откровенно: «все-таки ихъ надобно задушить». И, конечно же, слѣдуетъ за этимъ заламываніе рукъ и причитанія объ имперiaлизме (который по невѣжеству называютъ почему-то «имперствомъ»), извѣчной русской тягѣ къ насилію и порабощенію. Обязательно должно послѣдовать сравненіе съ прогрессивной и свободной Англіей, гдѣ все всегда было прекрасно. Въ общемъ, стандартный наборъ; не стоитъ подробнаго пересказа.

Англія — хорошій источникъ примѣровъ для сравненія съ Россіей, весьма поучительныхъ.* Англія нѣсколько вѣковъ колонизировала Ирландію и къ началу XIX вѣка въ помощью дискриминаціонныхъ законовъ противъ католиковъ лишила ирландцевъ земельной собственности: все сосредоточилось въ рукахъ крупныхъ землевладѣльцевъ-протестантовъ. Подавляющее большинство (6/7) населенія жило въ нищетѣ, а страна была превращена въ рессурсную базу для англійской промышленности. Основнымъ продуктомъ питанія къ 1840-м годамъ сталъ картофель, единственное что можно было вырастить на клочкахъ земли, сдававшихся въ аренду. Остальная земля была отведена подъ пастбища. Съ 1845 по 1849 случилось нѣсколько неурожайныхъ лѣтъ по причинѣ эпифитотіи картофеля, за ними послѣдовали голодъ, эпидеміи тифа, дизентеріи, цинги. Въ десятки разъ увеличилось количество эмигрантовъ въ Америку: людей перевозили въ условіяхъ тѣсноты, холода и голода на корабляхъ, которые до этого использовались для работорговли. Около 1/6 умерли въ пути, но и это для многихъ было единственнымъ спасеніемъ. Въ англійскихъ газетахъ писали не безъ удовлетворенія, что ирландцы дохнутъ. «Правительство лорда Рассела можетъ имъ помочь, но зачѣмъ это дѣлать? Чѣмъ меньше будетъ ирландцевъ на свѣтѣ, тѣмъ лучше». Въ этихъ условіяхъ изъ Ирландіи продолжался вывозъ зерна, которое было недоступно для мѣстныхъ жителей. Въ результатѣ населеніе сократилось на четверть.

Казалось бы, причемъ тутъ поляки? Въ 1818 году населеніе Польши составляло 2,5 млн. человѣкъ, а къ 1900 году послѣ всѣхъ возстаній, послѣ притѣсненій и звѣрствъ со стороны русскихъ — 10 млн., то есть приростъ въ четыре раза. Населеніе же остальной Россіи за это время выросло съ 45 до 136 млн., то есть втрое, причемъ въ это включено и присоединеніе Средней Азіи. Въ 1821 году въ Ирландіи жило 6,5 млн. человѣкъ, къ 1901 году — 4,5 млн. И этого простого сравненія видно, что какіе послѣдствія имѣетъ порабощеніе одного народа другимъ, когда колонизаціей занимаются тѣ, кто знаетъ въ этомъ дѣлѣ толкъ и, главное, не испытываютъ по сему поводу моральныхъ терзаній.

* Метрополитен и виселица.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Колонизация без страха и упрека.

Распадъ или распыленіе

Хотя многіе мои прогнозы сбываются, пусть и съ нѣкоторымъ опозданіемъ, одинъ изъ самыхъ главныхъ мнѣ все же придется пересмотрѣть. Лѣтъ десять назадъ я говорилъ о томъ, что будущее русскихъ будетъ зависѣть отъ скорости распада совѣтской химеры, «новой исторической общности». Ея части должны были устремиться къ естественнымъ для себя центрамъ тяготѣнія, сосѣднимъ цивилизаціямъ: исламской, дальневосточной и, конечно же, западно-европейской. Существованіе какой особенной православной, восточно-европейской цивилизаціи я не признавалъ. Украинскія событія 2005-го года, а особенно 2014-го, посѣяли надежду, что такой сценарій постепенно реализуется. Въ текстахъ того времени я обыгрывалъ евангельскій образъ блуднаго сына и полагалъ, что сначала украинцы, а потомъ и русскіе осознаютъ себя полноцѣнными европейцами, вернутся въ домъ родной, откуда были увлечены въ горѣ и бѣдствіе лихими людьми сто лѣтъ назадъ. Также я исходилъ изъ самоочевидной предпосылки, что и у насъ безъ всякихъ майдановъ природа позаботится объ отбытіи совѣтской «элиты» въ міръ иной вмѣстѣ съ ея соцiальной базой. Замѣнить ихъ должны были тѣ, кто не только побывалъ за границей, но и пріобрѣлъ тамъ опытъ учебы и работы. Признаки укрѣпленія неосовѣтизма я недооцѣнивалъ, а подъемъ націонализма переоцѣнилъ. Но главное, что я тогда не понималъ — это роль институтовъ, которые живутъ дольше, чѣмъ народы, а при опредѣленныхъ условіяхъ способны воспроизводить изъ неоднороднаго человѣческаго матеріала старыя структуры, противодѣйствуя природнымъ оздоровляющимъ силамъ. Собственно взаимодѣйствіе этноса (въ терминахъ Льва Гумилева) съ нормами и институтами порождаетъ многообразіе, сложность и непредсказуемость историческаго процесса.

Украинскій націонализмъ, расцвѣтшій и окончательно оформившійся въ послѣдніе годы как проектъ анти-Россіи, тоже оказался совѣтскимъ по формѣ и по содержанію. Сносъ памятниковъ Ленину, переименованіе улицъ, раскрытіе архивовъ КГБ, которые такъ радовали поначалу, означали перемѣны только поверхностныя. Сущностно же методы, используемые украинской властью, способъ ея мышленія остаются большевистскими, иллюстраціей чему можетъ служить монополизація средствъ массовой информаціи, запретъ парламентскихъ партій, безсудный отъѣмъ собственности, постановочные судебные процессы съ публичнымъ раскаяніемъ обвиняемыхъ и т. п. Системная коррупція, пренебреженіе правомъ, неформальныя связи, недовѣріе между людьми — все это, усугубленное экономической несостоятельностью, ускорили распадъ и деградацію общественныхъ институтовъ на Украинѣ даже по сравненію съ РФ. Поэтому превращеніе страны въ край полоумныхъ фанатиковъ, одержимыхъ идеей собственнаго превосходства и мессіанства — это только вопросъ времени. Изъ воспоминаній Кравчука и изъ книги Кучмы вполнѣ становится очевидно, что война и путинская политика послѣднихъ двухъ десятилѣтій хоть и придала существенное ускореніе этимъ процессамъ, но самъ ихъ векторъ былъ опредѣленъ ранѣе, возможно даже и задолго до распада СССР. (Жизненный путь того же этнопартократа Кравчука можетъ служить хорошей иллюстраціей). Однако же, какъ отмѣтилъ недавно Сергѣй Волковъ, именно въ этомъ націонализмѣ можно увидѣть пробивающійся ростокъ относительно здоровыхъ силъ, которыя, возможно, когда-нибудь преодолѣютъ на Украинѣ совѣтскую инерцію и создаютъ по-настоящему что-то новое.

Что же касается насъ, то на сегодня кажется вполнѣ очевиднымъ фактомъ, что русскій націонализмъ, ни внутри страны, ни тѣмъ болѣе въ эмиграціи не существуетъ. Это констатируютъ многіе наблюдатели, какъ внутри, такъ и снаружи РФ. Особенно замѣтно на фонѣ того, какой путь за послѣдніе двадцать лѣтъ прошли уже упомянутый націонализмъ украинскій, а также бѣлорусскій и даже, прости Господи, казахскій. У насъ же нѣтъ ни національнаго чувства, ни тѣмъ болѣе имперскаго. То, что сейчасъ выдается за неоимперіализмъ, такимъ не является ни по формѣ, ни по содержанію: это неосовѣтизмъ, сожалѣніе по послѣдствіямъ «крупнѣйшей геополитической катастрофы» и искаженное до невроза стремленіе къ міровому господству. Если большевики дѣйствительно хотя бы на словахъ были одержимы идеей всемірнаго торжества коммунизма, то у этихъ идеологическая основа въ значительной мѣрѣ вывѣтрилась, остались только безсознательные рефлексы. Главное, что СССР былъ полной противоположностью имперіи. Русскимъ въ немъ была отведена роль наиболѣе угнетаемаго этническаго субстрата, рессурсы котораго перераспредѣлялись въ пользу національныхъ окраинъ. Онымъ какъ разъ разрѣшалось «самоопредѣляться» вплоть до закономѣрнаго отдѣленія.

Ностальгія по совѣтскому прошлому и макабрическій культъ «побѣды» означаетъ, что жизненныя силы русскихъ подавлены окончательно и, похоже, могутъ болѣе не возстановиться. Если коммунизмъ себя позиціонировалъ какъ «молодость міра», у нынѣшней идеологіи не осталось ничего, кромѣ безконечныхъ рядовъ покойниковъ, «безсмертныхъ полковъ» и иступленнаго предвкушенія вселенскаго атомнаго пожара, въ которомъ въ финальной схваткѣ свѣта и тьмы сгорятъ безъ различія праведные и неправедные. Иванъ Курилла недавно написалъ, что во Второй міровой войнѣ СССР воспринимался Западомъ какъ ихъ союзникъ противъ абсолютнаго зла. Отъ себя же добавлю, что теперь, послѣ того, какъ отпала мишура вродѣ «счастья трудового народа» и «освобожденія угнетаемыхъ», разрушительная сектантская манихейская сущность большевизма становится вполнѣ очевидной и для Запада.

Такимъ образомъ, болѣе вѣроятнымъ становится сценарій не распада, а распыленія русскаго народа. Всѣ, съ кѣмъ я говорилъ съ начала войны (а это, въ основномъ, русскіе въ эмиграціи или тѣ, кто еще остался въ РФ, но настроенъ къ режиму оппозиціонно), демонстрируютъ полное отсутствіе воли къ жизни. Шокъ отъ того, что мы ведемъ себя какъ звѣрье по отношенію къ (когда-то) самому близкому для насъ народу, подавилъ всякую способность видѣть хоть какое-то будущее. Непріятіе Путина и его режима обращается въ ненависть къ себѣ, къ исторической Россіи и къ русскимъ вообще. Люди желаютъ побѣды Украинѣ, а своей странѣ (не только Путину) — пораженія, расчлененія и судьбы послѣвоенной Германіи, не понимая, что режимъ мѣняется, а страна какъ естественная среда существованія народа остается. У моихъ респондентовъ нѣтъ никакого желанія не то, что дѣйствовать, но даже обсуждать сценаріи будущаго; все видится въ исключительно черномъ свѣтѣ постепеннаго угасанія.

«Никто не повиненъ въ томъ, если онъ родился рабомъ; но рабъ, который не только чуждается стремленій къ своей свободѣ, но оправдываетъ и прикрашиваетъ свое рабство (напримѣръ, называетъ удушеніе Польши, Украины и т. д. „защитой отечества“ великороссовъ), такой рабъ есть вызывающій законное чувство негодованія, презрѣнія и омерзенія холуй и хамъ».

Это не Арестовичъ, не Каспаровъ и не Шендеровичъ, хотя что-то подобное говоритъ сейчасъ каждый изъ нихъ, съ поправкой на стилистическія различія. Примѣрно то же самое въ разныхъ варіантахъ и я слышалъ и отъ своихъ собесѣдниковъ. Авторъ цитаты — Ленинъ, конечно же; взято изъ сочиненія «О національной гордости великороссовъ». Если русскихъ, разсѣянныхъ по міру, что-то объединяетъ, то именно такое отношеніе къ себѣ.

Причины продолжающейся катастрофы заключаются въ нежеланіи обрѣсти собственную идентичность: совѣтская омерзительна до тошноты, а историческая дискредитирована. А отсюда и симпатіи мыслящей русской общественности ко всѣмъ, кого, по ихъ мнѣнію, предки угнетали вѣками. Распыленіе русскихъ начнетъ въ полной силѣ проявляться тогда, когда люди спонтанно и массово начнутъ находить въ себѣ новую идентичность, примиряющую ихъ съ реальностью неминуемаго краха государственности. (То, что РФ при Путинѣ трансформировалось въ квазигосударственное образованіе мафіознаго типа мнѣ кажется вполнѣ очевиднымъ). Національность — это не генетика и тѣмъ болѣе на запись въ паспортѣ, а самоощущеніе. Знаю многихъ людей, совершенно русскихъ по происхожденію, языку и культурѣ, которые выискиваютъ у себя польскіе, марійскіе, мордовскіе и даже чудскіе корни, отрицая черезъ нихъ свою русскую идентичность. Тѣмъ, кто оказался въ эмиграціи, еще проще: у изъ дѣтей есть неплохой шансъ стать нѣмцами, чехами, англичанами, американцами и т. д. Полная ассимиляція — желаемая цѣль если не для большинства, то для многихъ эмигрантовъ.

Надѣюсь, что поддержка и оправданіе войны будутъ со временемъ уменьшаться. Но у этого будетъ и своя, темная, разрушительная сторона: чувство вины за содѣянное превратится въ бѣгство отъ себя. И дѣйствительно, если постоянно слышать, что «истинно русскій человѣкъ, великороссъ-шовинистъ, въ сущности, подлецъ и насильникъ» (опять же Ленинъ, хотя тутъ онъ говоритъ о бюрократахъ, имѣетъ въ виду конечно же всѣхъ), а потомъ еще и находить этому подтвержденія въ видѣ фотографій и видео-записей въ интернетѣ, то хочется сдѣлать что угодно, лишь бы дистанцироваться отъ своего позорнаго происхожденія и притвориться кѣмъ-то другимъ. Спеціалисты говорятъ, что жертвы насилія часто считаютъ себя виноватыми во всемъ случившимся, ощущаютъ себя грязными, ужасными чудовищами, недостойными больше жить на этомъ свѣтѣ. Но этимъ жертвамъ хотя бы можно оказать профессіональную помощь, а вотъ психотерапіи для народовъ не существуетъ. Мы не хотимъ показать пальцемъ на большевиковъ какъ на тѣхъ, кто намъ причинилъ травму, потому что насъ убѣдили въ томъ, что большевизмъ — это и есть мы. Но вся исторія совѣтской власти въ первой ея половинѣ — это постоянная череда возстаній и вооруженнаго сопротивленія, который удалось сломить только краснымъ терроромъ, Голодоморомъ, массовыми репрессіями, ГУЛАГомъ и, наконецъ, мясорубкой Второй міровой войны. Вторая половина совѣтской исторіи — это пассивный протестъ обезкровленнаго народа противъ ненавистнаго поработителя, который выражался въ повальномъ алкоголизмѣ, лѣни и воровствѣ. А разъ нельзя указать на насильника, то жертвѣ остается винить только себя. Поэтому все дѣло вовсе не въ Путинѣ. Онъ — производная функція отъ самоубійственной ненависти, внушенной большевиками нѣсколькимъ поколѣніямъ русскихъ. Настоящая же разруха не въ клозетахъ, не въ Кремлѣ, а въ головахъ. Она не закончится сама по себѣ, внѣ зависимости отъ итоговъ нынѣшней войны. Чтобы выжить, нужно снова обрѣсти желаніе жить, несмотря ни на что.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Распад или распыление.

Who is Mr. Pu?

Журналисты, пишущіе на политическіе темы, часто пользуются словами «авторитарный», «диктаторскій» или даже «тираническій» какъ синонимами. Оно и понятно: журналистамъ надо донести до людей эмоціи, а не мысли, а для этого нужно выбирать средства, которыя въ данный моментъ лучше воздѣйствуютъ на публику, даже если онѣ не отражаютъ суть вещей. Недалеко ушли отъ журналистовъ и политологи. Эти изощряются съ выдумываніемъ плохо совмѣстимыхъ другъ съ другомъ теорій, въ результатѣ чего используемая терминологія превращается въ зоопаркъ, въ которомъ озорники перевѣсили таблички на клѣткахъ такъ, что уже невозможно понять, гдѣ какой звѣрь сидитъ. Въ этотъ хаосъ позволю себѣ внести немного порядка.

Начнемъ съ тираніи. Она отличается тѣмъ, что сочетаетъ незаконный приходъ къ власти, жестокость правленія и преслѣдованіе тираномъ своихъ собственныхъ интересовъ или интересовъ своей узкой группы. Бывали тираны, которые не были жестокими и правили въ интересахъ всего общества; тотъ же Писистратъ оставилъ послѣ себя у аѳинянъ добрую память. Бывали тираны, которые приходили къ власти законнымъ путемъ; тотъ же Генрихъ VIII въ Англіи или Иванъ IV на Руси (хотя въ обоихъ случаяхъ, строго говоря, не все было идеально чисто съ правомъ на престолъ). Такимъ образомъ, хотя возникновенію тираніи не всегда предшествуетъ узурпація власти, безъ жестокости и эгоизма это будетъ что-то другое.

Диктаторъ получаетъ экстраординарную власть въ условіяхъ остраго кризиса. Помимо классическихъ примѣровъ изъ римской исторіи, такихъ какъ Цинциннатъ, можно упомянуть демократическаго диктатора Кузьму Минина съ титуломъ «выборный человѣкъ всея земли». Какъ только кризисъ преодоленъ, диктаторъ свои полномочія складываетъ. Иными словами, въ отличіе отъ тирана, диктаторъ пріобрѣтаетъ свою должность законно, его полномочія всегда временны и дѣйствуетъ онъ въ интересахъ всего общества.

Скажемъ, Сталинъ — это типичный тиранъ. Онъ пришелъ къ власти путемъ ея захвата и террора, никакихъ законныхъ основаній на нее не имѣлъ. А вотъ Гитлеръ сталъ сначала диктаторомъ, полномочія которому были предоставлены рейхcтагомъ, то есть представителями народа; Веймарская конституція формально была соблюдена. А когда же онъ упразднилъ должность рейхспрезидента, тогда сталъ тираномъ. Франко въ Испаніи былъ диктаторомъ, но не тираномъ, при немъ дѣйствовали кортесы, формально сохранялась монархія, которая къ концу его жизни была возстановлена.

Стоитъ также отмѣтить, что правитель, который не ограниченъ закономъ, вовсе не обязательно долженъ быть тираномъ или диктаторомъ. Раздѣленіе властей — относительно новая идея, производная отъ догмы о христіанской Троицѣ. До этого верховный правитель былъ, безъ сомнѣній, и верховнымъ законодателемъ. Римскіе императоры, какъ и византійскіе василевсы, формально не были ограничены закономъ, они были автократами (по-русски — самодержцами). Но, тѣмъ не менѣе, императоръ былъ ограниченъ правомъ поданныхъ на возстаніе и, въ крайнемъ случаѣ, убійство. Вотъ такіе «конституціонныя гарантіи» смѣняемости власти. Идея подчиненія власти закону — это идея богословская, возникшая въ результатѣ борьбы Католической церкви за свою юрисдикцію. Сначала въ видѣ ученія Августина о двухъ градахъ, потомъ въ видѣ доктрины папы Геласія о двухъ мечахъ и, наконецъ, во время средневѣковой борьбы за инвеституру. Тутъ стоитъ отмѣтить, что когда церковь на Западѣ стала проигрывать свѣтской власти, идея автократіи вернулась въ видѣ абсолютныхъ монархій. Но абсолютная монархія — это, опять же, вовсе не обязательно тиранія. Скажемъ, римскій папа обладаетъ всей «верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью» (suprema, plena, immediata et universalis ordinaria potestas), но онъ — не тиранъ.

Кто же тогда Путинъ? Диктаторъ, автократъ, тиранъ? Думаю, что наиболѣе вѣрно первую часть его правленія назвать плебисцитарной демократіей, какъ предлагаетъ Григорій Юдинъ. Стоитъ напомнить, что тогда Путина поддерживали многіе, кто потомъ перешелъ къ нѣму въ оппозицію, включая Бориса Немцова, Михаила Касьянова, Андрея Илларіонова. При томъ, что первые же шаги Путина въ новой должности были направлены на укрѣпленіе личной власти, въ цѣломъ до середины второго срока онъ осуществлялъ программу, болѣ-менѣе отвѣчавшую интересамъ всего общества. Проникновеніе во всѣ властныя структуры выходцевъ изъ КГБ и захватъ ими государства заняли какое-то время. Выборы 2008 года уже были въ значительной мѣрѣ имитаціей, потому что изначально было ясно, что Медвѣдевъ никакой собственной властью не обладаетъ. Съ 2012 года при строгомъ толкованіи положеній конституціи можно говорить объ узурпаціи власти. «Болотное дѣло» уже означало переходъ къ тираніи какъ къ правленію, для котораго характерна избыточная жестокость. И, конечно, антиконституціонныя поправки 2020 года завершили декоративное оформленіе путинской тираніи. Однако диктаторомъ Путинъ не былъ никогда: его никто не надѣлилъ чрезвычайными полномочіями и отъ власти онъ самъ не отказался.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Who is Mr. Pu?.

Университеты исторической Россіи въ современномъ рейтингѣ

Сейчасъ многіе задумались о мірѣ безъ Россіи. Немало и тѣхъ, кто объ этомъ мечтаетъ, въ злорадномъ предвкушеніи прилагаетъ немалыя усилія для скорѣйшаго вычеркиванія (cancel) русской культуры, будто бы у нихъ есть, что предложить взамѣнъ. Однако культурная эволюція — это процессъ намного болѣе медлительный и инертный, чѣмъ можетъ показаться, если подходить къ нѣму съ человѣческимъ масштабомъ. Настоящее и будущее въ значительной мѣрѣ предопредѣлено тенденціями, складывающимися вѣками и десятилѣтіями. На ихъ фонѣ даже значительныя, но кратковременныя потрясенія, оказываются лишь небольшими возмущеніями.

Исхожу изъ того, что Русская катастрофа¹ началась сто лѣтъ назадъ и продолжается до сихъ поръ. Чтобы предсказать будущее русской культуры, необходимо экстраполировать ея потери за прошедшій трагическій вѣкъ. Въ шутку или всерьезъ, я въ разныхъ сѣтевыхъ дискуссіяхъ составлялъ рейтинги великихъ художниковъ, композиторовъ, писателей, ученыхъ, изобрѣтателей, государственныхъ дѣятелей, но тутъ трудно избѣжать субъективизма даже при наличіи широчайшей эрудиціи. Все-таки великіе творцы и дѣятели — это слишкомъ рѣдкій и капризный феноменъ; ихъ появленіе часто зависитъ отъ многихъ привнесенныхъ факторовъ и не подходитъ для долгосрочныхъ сравненій.

Однимъ изъ интегральныхъ показателей культуры могутъ послужить университеты. По самой своей сути — это самовоспроизводящіеся институціи: многіе студенты со временемъ превращаются въ профессоровъ, которые учатъ новое поколѣніе студентовъ. А это предопредѣляетъ устойчивость университетовъ и долгое время ихъ существованія. Я использовалъ какъ сравнительную базу рейтингъ QS World University Rankings.² Не претендуя на полноту и всесторонность своего небольшого изслѣдованія, признаю его методологическое несовершенство и декларирую свою очевидную предвзятость. Поэтому нижеслѣдующее стоитъ разсматривать лишь какъ развернутый аргументъ въ дилетантскомъ спорѣ, а не надежный результатъ.

Прежде всего, стоитъ обратить вниманіе на то, что среди лучшихъ университетовъ міра довольно мало новыхъ. Въ рейтингѣ QS Top 50 Under 50 2021³ только 8 университетовъ, основанныхъ менѣе, чѣмъ 50 лѣтъ назадъ, попадаютъ первую сотню лучшихъ въ мірѣ. (Одинъ изъ нихъ — университетъ Сорбонны въ Парижѣ. Французы большіе затѣйники въ дѣлѣ реорганизаціи высшаго образованія. Но если методологія QS относитъ университетъ, ведущій свою традицію съ 1257 года, къ молодымъ, то пусть будетъ такъ, для нашихъ цѣлѣй это несущественно). Новыхъ университетовъ въ первой тысячѣ уже 150, но и это не такъ много въ процентномъ отношеніи. Простое наблюденіе подтверждаетъ исходное предположеніе о томъ, что качественное образованіе не возникаетъ на пустомъ мѣстѣ, а вырастаетъ вѣками, какъ дубовая роща. Изъ этого слѣдуетъ другое предположеніе, которымъ я воспользуюсь для послѣдующихъ выводовъ, что даже сто лѣтъ деградаціи образовательной системы навѣрняка не разрушатъ ее безъ остатка, хотя скорость этихъ процессовъ можетъ нѣсколько мѣняться въ зависимости отъ внѣшнихъ обстоятельствъ.

Россійскимъ университетамъ трудно соревноваться въ общеміровомъ рейтингѣ по вполнѣ очевиднымъ причинамъ, поэтому я предпочелъ воспользоваться первой двадцаткой QS EECA⁴ University Rankings 2022,⁵ исключивъ изъ него находящіеся въ азіатскихъ странахъ и дополнивъ освободившіеся мѣста европейскими университетами, оказавшихся на болѣе низкихъ позиціяхъ. Судьба восточной части Европы была общей, опредѣлилась одними и тѣми же событіями: крушеніемъ имперій, міровыми войнами, игомъ большевизма. Осталось не такъ много странъ: РФ — 9 университетовъ, Чехія — 4, Польша — 3, Эстонія, Литва, Бѣлоруссія и Венгрія — по одному.

Въ Россійской имперіи возникли слѣдующіе университеты:

1 (1)⁶ Московскій университетъ — основанъ Елизаветой Петровной въ 1755 году;

3 (3) Санктъ-Петербургскій университетъ — основанъ Петромъ I въ 1724 году, если считать его преемникомъ Академическаго университета, или княземъ А. Н. Голицынымъ, министромъ духовныхъ дѣлъ и народнаго просвѣщенія при Александрѣ I, если считать университетъ преобразованнымъ изъ Главнаго педагогическаго института;

6 (6) Варшавскій университетъ — основанъ Александромъ I въ 1817 году; закрытъ послѣ Польскаго возстанія 1830 года; снова открытъ Александромъ II въ 1869 году;

9 (9) Томскій университетъ — основанъ Александромъ II въ 1878 году;

12 (14) Варшавскій политехнической институтъ — основанъ Николаемъ II въ 1898 году;

17 (25) Московское техническое училище — основано вдовствующей императрицей Маріей Ѳедоровной въ 1826 году;

20 (28) Казанскій университетъ — основанъ Александромъ I въ 1804 году.

Къ этому списку можно съ оговоркой добавить еще одинъ:

4 (4) Тартускій университетъ (ранѣе Дерптскій, затѣмъ Юрьевскій) — основанъ шведскимъ королемъ Густавомъ II Адольфомъ въ 1632 году; въ XVIII в. прекратилъ существованіе; снова учрежденъ Александромъ I согласно плану Павла I въ 1802 году.

Потенціалъ россійскихъ науки и образованія «рабфаками» и насажденіемъ «красной профессуры» большевикамъ удалось разрушить не сразу, поэтому въ двадцатку рейтинга QS также попали созданные при сов. власти:

8 (8) Новосибирскій государственный университетъ;

10 (10) Московскій физико-техническій институтъ;

15-16 (22—23) Бѣлорусскій государственный университетъ, Мѣнскъ;

19 (27) Институтъ точной механики и оптики, Санктъ-Петербургъ — Петроградское техническое училище по механико-оптическому и часовому дѣлу было создано въ 1917 г. на основѣ двухъ отдѣленій Ремесленнаго училища цесаревича Николая;

и сразу послѣ ея формальнаго окончанія:

13 (18) Высшая школа экономики, Москва.

Университеты совѣтскаго времени всѣ создавались людьми, которые непосредственно учились у тѣхъ, кто представлялъ еще дореволюціонную науку. МФТИ появился усиліями П. Л. Капицы и Н. Н. Семенова, учениковъ А. Ф. Йоффе. По тѣмъ же принципамъ создавался НГУ. Къ совѣтскимъ можно также добавить Казахскій государственный университетъ въ Алматахъ, созданный въ 1934 году. Я его исключилъ какъ азіатскій, но въ QS EECA University Rankings 2022 онъ занимаетъ неплохое 16-е мѣсто.

Никакъ не связаны съ Россіей только семь университетовъ изъ первой двадцатки:

2 (2) Карловъ университетъ, Прага;

5 (5) Ягеллонскій университетъ, Краковъ;

7 (7) Масариковъ университетъ, Брно;

11 (12) Чешское высшее техническое училище въ Прагѣ;

14 (19) Вильнюсскій университетъ — послѣ извѣстныхъ событій былъ упраздненъ Николаемъ I въ 1832 году; возстановленъ въ 1919 году;

15-16 (22—23) Высшее техническое училище въ Брно;

18 (26) Будапештскій университетъ.

Къ 1917 году въ Россіи дѣйствовало 11 императорскихъ университетовъ, изъ нихъ:

Московскій сейчасъ на 1-м мѣстѣ моей выборки ;

Санктъ-Петербургскій — на 3-м мѣстѣ;

Юрьевскій — на 4-м мѣстѣ;

Варшавскій — на 6-м мѣстѣ;

Томскій — на 9-м мѣстѣ;

Казанскій — на послѣднемъ 20-м мѣстѣ.

Отдѣльно стоитъ упоминанія Александровскій университетъ въ Хельсинкахъ. Онъ былъ первоначально основанъ въ Турку какъ шведскоязычная Королевская академія Або въ 1640 году. Николаемъ I академія была перенесена въ Гельсингфорсъ въ 1828 году и преобразована въ университетъ, который получилъ имя Александра I. Это былъ первый университетъ, въ которомъ было введено преподаваніе на финскомъ языкѣ. Сейчасъ Хельсинкскаго университета въ регіональномъ QS EECA University Rankings 2022 нѣтъ, въ общеміровомъ онъ занимаетъ 104-е мѣсто, нѣсколько ниже Московскаго (78), но существенно выше Карлова (266).

Такимъ образомъ, пять изъ одиннадцати императорскихъ университетовъ Россійской имперіи (или шесть, если добавить къ нимъ Александровскій) сейчасъ находятся въ первой десяткѣ, а шесть — въ первой двадцаткѣ регіональнаго рейтинга (Александровскій на второмъ мѣстѣ вытолкнулъ бы Казанскій съ двадцатаго).

Остаются четыре бывшихъ императорскихъ университета, которые не попали въ первую двадцатку:

Святаго Владиміра въ Кіевѣ сейчасъ на 35 мѣстѣ;

Харьковскій — на 69 мѣстѣ;

Николаевскій въ Саратовѣ — на 152 мѣстѣ;

Новороссійскій въ Одессѣ — на 166 мѣстѣ.

Для сравненія можно еще привести численность студентовъ въ императорскихъ университетахъ по состоянію на 1894 годъ:⁷

Московскій 3761
Санктъ-Петербургскій 2673
Святаго Владиміра 2453
Юрьевскій 1491
Варшавскій 1152
Харьковскій 1090
Александровскій 965
Казанскій 816
Новороссійскій 506
Томскій 387

Николаевскій былъ основанъ только въ 1909 году, поставимъ его на послѣднее мѣсто.

Понятно, что количество студентовъ — не самый надежный показатель качества образованія, но за неимѣніемъ лучшаго, можно увидѣть значительное соотвѣтствіе между позиціями въ современныхъ рейтингахъ и статистикѣ конца XIX в.:

Московскій безъ изм.
Санктъ-Петербургскій -1
Святаго Владиміра -5
Юрьевскій безъ изм.
Варшавскій безъ изм.
Харьковскій -3
Александровскій +5
Казанскій +1
Новороссійскій -2
Томскій +4
Николаевскій +1

Коэффиціентъ ранговой корреляціи Спирмена — 0,63, безъ университетовъ Святаго Владиміра, Новороссійскаго и Харьковскаго — 0,81.

Почему изъ доставшихся независимой Украинѣ трехъ университетовъ ни одинъ не попалъ даже въ двадцатку регіональнаго рейтинга QS и почему всѣ они ухудшили свои позиціи даже по сравненію съ другими бывшими императорскими университетами, можно строить разныя предположенія. Самымъ простымъ изъ нихъ была бы ссылка на проклятое имперское прошлое, русскій великодержавный шовинизмъ и многовѣковое притѣсненіе украинцевъ. Однако поляки, притеснявшіеся царской властью поболѣе малороссовъ, двумя изъ трехъ своихъ лучшихъ университетовъ все равно обязаны имперскому періоду. Два университета современнаго Казахстана, въ Алматахъ и столичный, въ общемъ рейтингѣ заняли бы достойныя мѣста: первый между Томскимъ и Казанскимъ, второй — за Казанскимъ, но выше современнаго Кіевскаго. Совсѣмъ неочевидно, что казахи были притѣсняемы русскими имперіалистами больше украинцевъ. Другое объясненіе, связанное съ первымъ, могло бы основываться на томъ, что періодъ независимости Украины былъ слишкомъ короткимъ. Однако въ томъ же QS EECA University Rankings 2022 есть четыре университета, которымъ нѣтъ и 30 лѣтъ, и которые занимаютъ позиціи выше современнаго Кіевскаго государственнаго университета. Это два турецкихъ частныхъ университета — Koç Üniversitesi и Sabancı Üniversitesi, ВШЭ въ Москвѣ и даже Евразійскій университетъ им. Л. Н. Гумилева въ нынѣшней столицѣ Казахстана, бывшемъ Акмолинске. Впрочемъ, возможно дѣло вовсе не въ русском шовинизмѣ и не въ угнетеніи, а въ самихъ украинцахъ. Тогда отвѣтъ придется поискать имъ самимъ.

При всѣхъ перипетіяхъ XX вѣка, Александрійскій университетъ, нынѣ Хельсинкскій, смогъ сохранить и пріумножить то, что ему далъ имперскій періодъ. (Отвѣтъ на вопросъ, можно ли было бы при шведахъ получать высшее образованіе на финскомъ языкѣ, вполнѣ очевиденъ). Конечно, Финляндія была во многихъ смыслахъ наиболѣе развитой частью Имперіи, однако и этихъ безусловныхъ культурныхъ преимуществъ было недостаточно, чтобы спустя сто двадцать восемь лѣтъ догнать терзаемый Московскій университетъ. Хельсинкскій уступаетъ Московскому во всемъ, кромѣ біологическихъ наукъ. Московскій же наоборотъ, занимаетъ приличныя въ міровомъ сравненіи позиціи, главнымъ образомъ, благодаря наукамъ естественнымъ (16 мѣсто изъ 526 въ мірѣ, 7 изъ 221 въ Европѣ), въ то время какъ именно біологическія науки пострадали больше всего (197 мѣсто изъ 502). Вполнѣ очевидны послѣдствія идеологическаго вмѣшательства. Въ остальныхъ предметныхъ рейтингахъ QS — гуманитарныхъ наукъ, технологій и инженеріи, соціальныхъ наукъ — Московскій университетъ выступаетъ слабѣе, чѣмъ въ общемъ рейтингѣ. Здѣсь причины тоже вполнѣ очевидны. А вотъ найти объясненіе тому, что университеты въ Варшавѣ и Тарту не измѣнили своихъ относительныхъ позицій, было бы сложнѣе, если, конечно, это не простая случайность.

¹ Русская катастрофа.

² QS World University Rankings.

³ QS Top 50 Under 50 2021.

⁴ Emerging Europe and Central Asia — развивающаяся Европа и Центральная Азiя.

QS EECA University Rankings 2022.

⁶ Въ этомъ и трехъ послѣдующихъ спискахъ въ скобкахъ приведены позиціи университетовъ въ исходномъ рейтингѣ QS EECA.

⁷ Статистика взята изъ статьи въ «Википедіи» Университеты Российской империи.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Университеты исторической России в современном рейтинге.

Русская катастрофа

Евреи называютъ Холокостъ словомъ «​Шоа​», что значитъ «катастрофа», «бѣдствіе». Къ этому слову больше ничего не надо добавлять, не надо уточнять, о какой именно Катастрофѣ идетъ ​рѣчь​. Способность евреевъ выжить, несмотря ни на что, отвоевать крохотный кусокъ земли и превратить его изъ пустыни въ подобіе Райскаго сада, всегда вызывали у меня глубочайшее уваженіе къ этому народу. Думаю, что немалую роль въ сохраненіи себя сыграло также осознаніе произошедшаго и память о ​немъ​. Евреи могутъ имѣть совершенно ​разные​ взгляды по любымъ вопросамъ, ругаться другъ съ другомъ и даже ненавидѣть, но для всѣхъ нихъ общей будетъ скорбь по своимъ потерямъ. Только поэтому каждый еврейскій ребенокъ — это радость для всѣхъ, знаменіе того, что Богъ не оставилъ Свой народъ, несмотря на ​всѣ​ испытанія.

Послѣ краха коммунизма въ истерзанной, измученной Россіи, снова можно было задаться вопросомъ, ​чѣмъ​ были событія 1917-го года и ​послѣдовавшія​ за ними. Большевики заставляли говорить о Великой октябрьской соціалистической революціи. Но поскольку каждое ихъ слово было ложью, слѣдовал выводъ, что это была не великая, не октябрьская, не соціалистическая и не революція. Предлагалось новое названіе: большевистскій переворотъ, то ​есть​ захватъ бандитами власти, которая по мнѣнію современниковъ валялась на петроградской мостовой и ждала, когда ​ее​ подберетъ кто-нибудь. Такое пониманіе, однако же, игнорируетъ ходъ предшествующихъ событій, который сдѣлалъ установленiе власти большевиковъ возможнымъ. Кромѣ того, переворотъ — это смѣна правящей верхушки внутри одной властной элиты. Нѣтъ-нѣтъ, то, что тогда произошло, дѣйствительно было великимъ и дѣйствительно необратимо перевернуло основы бытія народа.

У меня ​есть​ предложеніе. Большевистскій переворотъ и послѣдовавшую Гражданскую войну начать назвать Русской Катастрофой. Чтобы было сразу понятно, что это не революція въ классическомъ, европейскомъ смыслѣ, вродѣ нѣсколькихъ французскихъ, англійскихъ, Американской и прочихъ по списку. Безъ осознанія того, что мы тогда пережили, безъ оплакиванія каждой жертвы, нельзя возродиться и двигаться впередъ, ​все​ будетъ безсмысленно. Мы потеряли слишкомъ много времени, ​пріученные​ совѣтскимъ воспитаніемъ и эрзацъ-образованіемъ къ ненависти къ самимъ себѣ. Но этотъ длинный путь надо когда-то и съ чего-то начать.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Gab, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Русская катастрофа.

Скиѳія и Хазарія

Тѣмъ, кто бездумно повторяетъ тезисы украинской пропаганды, цѣликомъ и полностью созвучной въ этомъ вопросѣ съ большевистской, что русскіе — это извѣчные генетическіе рабы и поработители окружающихъ народовъ, слѣдуетъ напомнить, что во многихъ европейскихъ языкахъ слова «рабъ» и «рабство» происходятъ отъ слова «славянинъ» (ср. фр. esclavage, нѣм. Sklaverei, англ.slavery и др., восходящія къ лат. sclavus). Работорговля въ сѣверномъ Причерноморьѣ процвѣтала со Среднихъ вѣковъ, откуда славяне поступали на невольничьи рынки Арабскаго халифата, Генуи, Византіи, Золотой Орды, Османской имперіи. Нескончаемые потоки живаго товара обезпечивались не только набѣгами кочевниковъ, разорявшихъ приграничныя русскія земли, но и предпріимчивостью князей, зарабатывавшихъ на продажѣ христіанамъ и басурманамъ собственнаго населенія. А посему, если украинцы настаиваютъ на своей концепціи отождествленія Кіевской Руси съ Украиной, не имѣющей никакого отношенія къ Московіи, а также на томъ, что они этнически отличаются отъ русскихъ, было бы честнымъ признать, что предками украинцевъ были тѣ, кто вѣками пребывалъ въ рабствѣ у иновѣрцевъ, или торговалъ соплеменниками, или насиловалъ, грабилъ и угонялъ славянъ въ полонъ. Работорговля въ этомъ регіонѣ прекратилась во второй половинѣ XVIII столѣтія, когда имперская рабская Россія окончательно побѣдила Крымское ханство и изгнала турецкое иго. Полтора вѣка мира, благополучія и процвѣтанія малороссовъ* объявлены пропагандой самымъ мрачнымъ періодомъ ихъ притѣсненія большимъ и безжалостнымъ сосѣдомъ, «Московской ордой», въ полномъ соотвѣтствіи съ оруэлловской формулой о томъ, что «Свобода — это рабство».

* По мѣткому замѣчанію Александра Верещагина.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Gab, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Скифия и Хазария.

Почему РФ — не Россія

Вынесенный въ заголовокъ вопросъ я заимствовалъ у историка Сергѣя Волкова. Въ его книгѣ* говорится о культурныхъ, историческихъ, элитныхъ и другихъ различіяхъ, которыя не позволяютъ отождествлять РФ съ Россіей. Долгое время мнѣ было нечего къ этому добавить. Въ собственной короткой заметкѣ** по поводу ликвидаціи «Меморіала» я обратилъ вниманіе на то, что въ основѣ функціонированія Россійской имперіи лежали принципы легальности, оффиціальности и публичности, а совѣтскій режимъ до самого своего конца былъ устроенъ какъ банда, а не какъ нормальное государство съ формализованными бюрократическими процедурами. Однако же послѣдніе событія съ новой остротой поднимаютъ вопросъ о томъ, можно ли считать нынѣшнее квазигосударственное образованіе, расположившееся на части территоріи исторической Россіи, ея юридическимъ преемникомъ. Поэтому позволю себѣ подѣлиться нѣсколькими аргументами юридическаго свойства въ пользу заявленнаго тезиса.

1. Послѣ большевистскаго переворота и Гражданской войны, международное сообщество признавало РСФСР и СССР какъ новое государство, а не какъ новое правительство того же государства. Это значитъ, что не только большевики считали, что уничтожили старую Россію, но съ этимъ были согласны и другіе государства.

2. Конституція СССР 1977 года, какъ и всѣ предыдущія совѣтскія конституціи, предусматривала возможность выхода республики изъ союза. На этомъ основаніи въ іюнѣ 1990 года была принята Декларація о государственномъ суверенитетѣ РСФСР.

3. Суверенитетъ РСФСР имѣлъ въ качествѣ своего основанія и то, въ апрѣлѣ 1944 года, когда было ясно, что союзники побѣждаютъ въ войнѣ, Сталинъ надѣлилъ республики правомъ устанавливать отношенія съ другими государствами. Его цѣль была получить дополнительныхъ пятнадцать мѣстъ въ возникающей ООН. Планъ осуществился отчасти; только БССР и УССР стали государствами-основателями ООН.

4. Въ декабрѣ 1991 года Верховный совѣтъ РСФСР денонсировалъ договоръ объ образованіи СССР 1922 года, а черезъ нѣсколько дней Совѣтъ главъ государствъ СНГ принялъ рѣшеніе о томъ, что РСФСР займетъ мѣсто СССР въ ООН, о чемъ былъ информированъ генеральный секретарь ООН Міровымъ сообществомъ РСФСР была признана не только правопреемникомъ СССР, но и страной-продолжателемъ.

5. Никакимъ законодательнымъ актомъ не была возстановлена преемственность съ исторической Россіей. Никогда не была признана незаконность захвата большевиками власти равно какъ и преступность совѣтскаго режима. Въ законѣ «О реабилитаціи жертвъ политическихъ репрессій» 1991 года, дѣйствіе котораго распространяется на всѣ событія, случившіеся на территоріи РСФСР, начиная съ 25 октября (7 ноября) 1917 года, говорится не о преступномъ характерѣ самого совѣтскаго режима (хотя онъ тамъ и названъ тоталитарнымъ), а объ отдѣльныхъ актахъ произвола. То есть фактически реабилитація жертвъ совѣтскаго государства происходила по совѣтскимъ же законамъ.

6. Согласно поправкамъ въ конституцію РФ, осуществленнымъ въ 2020 году, всѣ неясности въ отношеніи государственно-правового континуитета были сняты. До этого иная точка зрѣнія иногда проскакивала въ рѣшеніяхъ Конституціоннаго суда.

Такимъ образомъ, РФ de jure никогда Россіей не была. Это не значитъ, однако, что не могла ей стать. Въ началѣ 1990-хъ былъ теоретическій шансъ, но для его реализаціи потребовались бы декоммунизація, десовѣтизація, люстрація, реституція и прочія мѣры, которыя были осуществлены въ странахъ Восточной Европы. Изъ всѣхъ этихъ пунктовъ въ результатѣ противостоянія Ельцина съ Верховнымъ совѣтомъ въ 1993 году была осуществлена только десовѣтизація.

* С. В. Волков. Почему РФ — не Россия

** На воре шапка горит

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Почему РФ — не Россия.

Не такий страшний чорт, як його малюють

Происходящаго вокругъ абсурда такъ много, что комментировать все совершенно нѣтъ силъ. Чешскій національный театръ рѣшилъ вычеркнуть изъ репертуара оперу Чайковскаго «Черевички». Оперу, написанную потомкомъ казаковъ и польскихъ шляхтичей на сюжетъ дворянина Полтавской губерніи, дѣйствіе которой происходитъ въ украинской деревнѣ. Если бы нынѣшняя Украина не позиціонировала себя принципіально какъ анти-Россія, это могъ бы быть одинъ изъ главныхъ экспортныхъ культурныхъ артикуловъ: врядъ ли существуетъ сравнимое по художественной силѣ произведеніе, демонстрирующее міру доброту, простодушіе, предпріимчивость и озорную веселость восточно-славянскаго народа. Поводомъ для запрета, какъ говорятъ, послужила сцена, въ которой кузнецъ Вакула встрѣчается съ императрицей во дворцѣ. Украинецъ кланяется въ ноги нѣмкѣ въ городѣ, выстроенномъ итальянцами, получаетъ щедрый подарокъ и женится на богатой невѣстѣ. Чѣмъ не символъ вожделѣнной евроинтеграціи?

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Gab.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Не такий страшний чорт, як його малюють.

Ранѣе Ctrl + ↓