За гуманизмъ и дѣло мира безстрашно борется сатира

Событія послѣднихъ нѣсколькихъ дней какъ-то не вызвали у меня желанія высказаться, тѣмъ болѣе что о существованіи самой Дарьи я только изъ новостей и узналъ. Но сегодня, почитавъ комментаріи Невзоровыхъ-Шендеровичей и нѣкоторыхъ другихъ властителей россійскихъ «либеральныхъ» умовъ, не могу не зафиксировать для себя очередную стадію ихъ нравственной деградаціи.

Во-первыхъ, они считаютъ, что насильственная смерть — это оправданное наказаніе за неправильныя слова и мысли. Я бы еще понялъ, если бы рѣчь шла о Соловьеве, Киселеве или Симоньянъ, которые сами напрашиваются на сравненіе себя съ Юліусомъ Штрейхеромъ. Но и редакторъ «Der Stürmer» получилъ свой приговоръ въ результатѣ судебнаго процесса, въ которомъ могъ защищаться. Въ данномъ же случаѣ тѣ, кто считаютъ безсудную казнь философини заслуженной, сами говорятъ о ея малозначительности и ставятъ въ вину только работу съ отцомъ, городскимъ сумасшедшимъ, а также отдѣльныя статьи въ газетахъ и выступленія на телевидѣніи.

Во-вторыхъ, для нихъ характерна вѣра, что плохіе вещи случаются съ плохими людьми. Я много разъ фиксировалъ, что стихійный постсовѣтскій атеизмъ — это вовсе не отсутствіе вѣры въ сверхъестественное, а наоборотъ, наборъ мрачныхъ неосознанныхъ суевѣрій. А отсюда вполнѣ естественное объясненіе произошедшаго, которое можно найти въ нѣкоторыхъ комментаріяхъ: человѣкъ думалъ и говорилъ плохое, желалъ смерти другимъ людямъ, такъ смерть его и настигла. Не надо было наговаривать.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: За гуманизм и дело мира бесстрашно борется сатира.