Вотъ же напасть

Мнѣ всегда очень важно поддерживать балансъ чужихъ мнѣній въ головѣ, аргументовъ за и противъ по любому вопросу. Подтвержденіе собственной точкѣ зрѣнія я и самъ могу нагенерировать въ достаткѣ. Впрочемъ, и опроверженій тоже, но тутъ сложнѣе, потому что доступный инструментарій все-таки ограниченъ. Поэтому при недостаткѣ пищи духовной пріоритетъ получаютъ тѣ, съ кѣмъ я не согласенъ. Вотъ такая позитивная дискриминація, изъ-за которой дураки занимаютъ относительно болѣе выгодныя позиціи, даже если ихъ не заслуживаютъ, исключительно по причинѣ моего паническаго страха стать похожимъ на друзей и знакомыхъ, страдающихъ черно-бѣлымъ видѣніемъ. Долгое время было изъ чего выбирать. Однако съ началомъ этого украинскаго несчастья доступное мнѣ русскоязычное пространство уже не просто сокращается, оно схлопывается. Послѣднемъ источникомъ украинофильской точки зрѣнія на русскомъ языкѣ оставалась «Медуза» (при всей ея попсовости и прочихъ недостаткахъ), но и тамъ начала въ послѣдніе дни проскакивать матерная брань. Придется распрощаться. У меня съ этой публикой, словами Андрея Синявского, эстетическія расхожденія и, похоже, онѣ уже непреодолимыя. Потомки Шариковыхъ черезъ три поколѣнія не только заняли квартиру Преображенскаго, но и присвоили себѣ званія профессоровъ, сохранивъ всю наслѣдственность Клима Чугункина. Интересно, еще осталось мѣсто на широкихъ просторахъ интернета, гдѣ можно прочитать объ украинскомъ взглядѣ на происходящее безъ риска наткнуться на лексику деревенскаго и городского быдла? Или это рѣшительно невозможно, поскольку любящій всегда уподобляется объекту своей любви?