Declina a malo

Когда мой банкъ началъ спонсировать футболъ, меня это злило, но я успокаивалъ себя тѣмъ, что рекламный бюджетъ все равно долженъ быть на что-то истраченъ.

Когда компаніи изъ интернетъ-индустріи лишили людей частной жизни, я отшучивался, что честному человѣку скрывать нечего, а боятся слѣжки только параноики.

Когда содержимое соціальныхъ сѣтей начало подвергаться цензурѣ, я предпочиталъ дѣлать видъ, что это нужно, чтобы бороться съ педофилами и мошенниками, а не съ легитимными мнѣніями.

Когда крупнѣйшія компаніи выплачивали милліардныя суммы бандитамъ и убійцамъ изъ BLM, я оправдывалъ ихъ тѣмъ, что иногда бизнесу приходится жертвовать меньшимъ, чтобы сохранить остальное.

Когда наконецъ цензура стала рѣшать, какіе политическіе или научные взгляды имѣютъ право на существованіе, а какіе нѣтъ, я возмутился и сдѣлалъ все, чтобы перестать отъ нея зависѣть.

Это все было непріятно и гнусно, но терпимо, потому это было ограниченіе моихъ правъ и моей свободы, а не чьей-то еще. Я могъ самъ рѣшать, чѣмъ пользоваться, отъ чего отказаться и какую цѣну платить. Но теперь пространства для моральнаго компромисса не осталось. Airbnb, Amazon, Apple, Box, Disney, HP, Levi Strauss, Lyft, Meta, Microsoft, Netflix, Nike, Paramount, Salesforce, Sony, Starbucks, Tesla, Uber, Warner Bros Discovery и другіе объявили, что будутъ предоставлять своимъ сотрудницамъ отпускъ и оплачивать всѣ расходы, если имъ потребуется сдѣлать абортъ изъ-за ограниченій въ своемъ штатѣ. Это означаетъ отъѣмъ права на жизнь у тѣхъ, кто не имѣетъ возможности сдѣлать выборъ и кто въ нашемъ обществѣ лишенъ какого бы то ни было голоса. Я не могу повліять на общественное мнѣніе, но я, по крайней мѣрѣ, могу не брать этотъ грѣхъ на себя, не пользоваться услугами и товарами и не соучаствовать.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкамъ: въ Minds, Telegram, Teletype.

RU Этотъ текстъ существуетъ также въ новой орѳографіи: Declina a malo.