Lenta ira deorum est

Вчерашніе новости принесли чувство облегченія. Нарывъ вскрывается, будетъ много гноя и крови, но есть надежда что, приходитъ начало конца. Предрекать чекистскому режиму крахъ — дѣло неблагодарное; фальстартовъ, пустой болтовни и обманутыхъ надеждъ было предостаточно. Кажется, что и въ этотъ разъ ничего въ основѣ своей не измѣнится: альтернативъ-то все равно нѣтъ, объективныя условія не складываются, народъ безмолвствуетъ и такъ далѣе. Все такъ. Но «внезапно постигнетъ ихъ пагуба, подобно какъ мука родами постигаетъ имѣющую во чревѣ, и не избѣгнутъ» (1 Ѳес 5, 3).

Впервые слово Untergang я использовалъ въ 2014 году, когда радости оболваненнаго Крымомъ населенія не было предѣла. Многіе поутихли съ тѣхъ поръ или перешли на матъ. Въ началѣ 2015 года предрекалъ объявленіе тотальной войны.¹ Пришлось подождать семь лѣтъ и тѣ, кто меня тогда высмѣивалъ, бросились въ противоположную крайность, соревнуются другъ съ другомъ въ томъ, кто изъ нихъ найдетъ между Гитлеромъ и Путинымъ больше сходства, даже если его нѣтъ. Потребовалось еще полгода и череда позорныхъ пораженій, чтобы упырь сдѣлалъ то, что неизбѣжно долженъ былъ сдѣлать въ его положеніи, и что, какъ можно надѣяться, его наконецъ погубитъ. То, что началось аншлюзомъ, не можетъ закончится иначе. Въ этомъ есть рокъ, предопредѣленіе. Жернова боговъ мелютъ медленно, но неумолимо.

Двадцать лѣтъ вся пропаганда работала на демобилизацію населенія. Отъ онаго требовалось только выраженіе поддержки и одобренія единственному «лидеру», что до 2020 года регулярно происходило, несмотря на всѣ крики общественности о нечестныхъ выборахъ.² Основной инстинктъ чекистской шайки, захватившей власть и собственность, — выдергивать изъ публичнаго пространства всѣхъ, кто былъ еще подаетъ признаки жизни. Другому ихъ, цѣпныхъ псовъ, и не учили. Хозяинъ давно издохъ, а инстинкты остались. Вотъ и остались на виду одни ходячіе трупы и брызжущіе желчью некрофилы, обладающіе нулевой потенціей для того, чтобы поднять народъ на «отечественную войну». Но одно дѣло — картинка въ телевизорѣ, совсѣмъ другое — оторваться отъ семьи и дома, отъ тепла и худо-бѣдно наладившагося быта, чтобы пойти неизвѣстно куда умирать неизвѣстно ради чего по приказу тѣхъ, кто и воевать-то какъ слѣдуетъ не умѣетъ. Никто такъ и не удосужился просто и доступно объяснить людямъ, что эта земля наша, что за нее заплачено русской кровью, а не хохляцкой.³ Чтобы признать несуществующей границу УССР, надо сначала Ленина вынести и изъ мавзолея, и изъ мозговъ. Этого не будетъ. А повторившійся не разъ обмѣнъ плѣнныхъ азовцевъ обезцѣниваетъ и оффиціально декларируемую изначально лживую цѣль войны по «денацификаціи Украины». Зачѣмъ умирать, чтобы потомъ нацисты возвращались домой какъ герои?

Какъ показали событія первой половины года, бездари, засѣвшіе въ кремлевскомъ «центрѣ принятія рѣшеній», оказались неспособны даже получать и анализировать информацію, критически важную для ихъ собственнаго выживанія. Они вѣрятъ въ миѳъ о себѣ, будто бы КГБ все знаетъ. Ни черта, какъ оказалось, не знаютъ. Если главный начальникъ хочетъ читать въ сводкахъ только то, что ему пріятно, а среди нижестоящихъ происходитъ отсѣвъ по способности угодить начальнику, система въ цѣломъ оказывается неспособна ни къ реалистичному цѣлеполаганію, ни тѣмъ болѣе къ достиженію поставленныхъ цѣлей, какими бы при этомъ рессурсами не обладала. «Слѣпые вожди слѣпыхъ; а если слѣпой ведетъ слѣпого, то оба упадутъ въ яму» (Мѳ 15, 14). Создавъ систему управленія, въ которой все роздано своимъ по принципу принадлежности къ чекистскому «новому дворянству», а не сообразно заслугамъ, кремлевская крыса лишила ее саму способности къ мобилизаціи. Въ ней все замѣнено тотальнымъ воровствомъ и очковтирательствомъ, враньемъ и имитаціей. Современную войну однимъ человѣческимъ мясомъ не выиграешь, сколько не мобилизуй, тѣмъ болѣе когда мясо начнетъ разбѣгаться во всѣ стороны, даже въ Монголію.

Самъ не слышалъ, но разсказываютъ, будто изо всѣхъ дыръ слышится «мы воюемъ со всѣмъ Западомъ». Ну такъ липовый кандидатъ наукъ могъ бы сѣсть и посчитать, каковъ ВВП и промышленный потенціалъ тѣхъ, съ кѣмъ онъ сумѣлъ за этѣ двадцать лѣтъ разругаться. И безъ учебниковъ экономики, которыхъ онъ все равно не читалъ, можно было бы обойтись однимъ Закономъ Божьимъ, чтобы задаться вопросомъ «какой царь, идя на войну противъ другого царя, не сядетъ и не посовѣтуется прежде, силенъ ли онъ съ десятью тысячами противостать идущему на него съ двадцатью тысячами?» (Лк 14, 31). Довести дѣло до того, что Турція намъ указываетъ чей Крымъ, а Швеція съ Финляндіей объявляютъ Балтійское море своимъ внутреннимъ — это же какъ надо постараться. Это не «величайшая геополитическая катастрофа вѣка». Это триста лѣтъ вычеркнуты и выброшены.

Думаю, что Россію-матушку опять бабы спасутъ. Куда теперь имъ дѣваться-то? Конецъ компромиссовъ, терпѣли долго. «Не отдадимъ нашихъ мальчиковъ» и политическая программа для объединенія не нужна. Бастилія-то пала изъ-за недовольныхъ домохозяекъ. Теперь въ Россіи только женщины могутъ быть безстрашными. Выйдетъ милліонъ, и путинизмъ закончится. Только что за нимъ?

¹ Транзитом до конечной.

² Демократия в России.

³ Хохлы — историческое обозначеніе для: 1) православнаго населенія восточныхъ частей Рѣчи Посполитой, 2) запорожскихъ казаковъ. По Бучачскому мирному договору 1672 года Рѣчь Посполитая уступила Подолье Османской имперіи, а часть Брацлавщины и Кіевщины — гетману Войска Запорожскаго Петру Дорошенко, турецкому вассалу. Возвращать этѣ территоріи пришлось Россійской имперіи во время русско-турецкихъ войнъ XVIII в.