Соревнованіе обезьяны съ законодателемъ

Во многихъ учебникахъ по теоріи вѣроятностей приводится примѣръ обезьяны, которая, произвольно ударяя по клавишамъ пишущей машинки, рано или поздно напечатаетъ любой заданный текстъ вродѣ собранія сочиненій Шекспира или «Войны и мира» Толстого. Этимъ иллюстрируется важный принципъ: за достаточно продолжительный промежутокъ времени можетъ произойти и крайне маловѣроятное событіе.

Эволюція способовъ передачи информаціи о нормахъ права въ теченіе послѣднихъ вѣковъ была направлена на то, чтобы исключить случайныя ошибки. И дѣйствительно, воля законодателя, которая издается въ печатномъ видѣ, лучше защищена отъ искаженій, возникающихъ при ея переписываніи вручную. Однако простота массоваго воспроизведенія нормативнаго текста порождаетъ свои проблемы.

Въ современныхъ условіяхъ на формальную консистентность нормативнаго текста все сильнѣе воздѣйствуетъ перманентное внесеніе поправокъ въ дѣйствующее право. Законодателя провоцируетъ на это простота размноженія и распространенія нормативныхъ текстовъ въ видѣ регулярно издающихся вѣстниковъ и сборниковъ. Новеллы, какъ правило, имѣютъ форму инструкцій, слѣдуя которымъ изъ стараго текста можно получить новый. При этомъ подготовка полныхъ (консолидированныхъ) текстовъ дѣйствующихъ нормативныхъ актовъ обычно отнесена къ рутиннымъ, чуть ли не техническимъ функціямъ, часто возложеннымъ на аппаратъ правительства, канцлерства, министерства или на оффиціальное издательство, то есть на органы, не обладающіе законодательной властью.

Вполнѣ очевидно, что ошибки и противорѣчія могутъ возникать какъ по винѣ того, кто готовитъ и принимаетъ новеллу, такъ и того, кто вноситъ поправки въ консолидированный текстъ. На практикѣ такіе случаи не такъ ужъ и рѣдки. Если подобныя проблемы обнаруживаются уже послѣ вступленія поправокъ въ силу, стандартный законодательный процессъ по внесенію новыхъ «поправокъ въ поправки» можетъ занять длительное время. Нерѣдко случается, что редакторъ издательства или правовой информаціонной системы, не имѣющій никакихъ властныхъ полномочій, вынужденъ принимать собственное рѣшеніе о томъ, какой изъ нѣсколькихъ противорѣчивыхъ варіантовъ будетъ выбранъ для окончательной публикаціи. Адресаты права не обладаютъ компетенціей разбираться въ этихъ тонкостяхъ публикаціи законодательства и на редакторскіе комментаріи не обращаютъ вниманія. Они на практикѣ исходятъ изъ того, что наиболѣе доступный имъ нормативный текстъ вѣренъ. При этомъ можетъ возникнуть ситуація, когда законодательный органъ на самомъ дѣлѣ никогда не принималъ законъ въ той редакціи, которая была опубликована и получила широкое распространеніе.

Еще одна тенденція послѣднихъ десятилѣтій — совершенствованіе законодательной техники и, въ частности, подробная регламентація формулировокъ новеллъ. На основѣ этихъ правилъ разрабатываются информаціонныя системы для обезпеченія законодательнаго процесса, которыя должны исключить саму возможность появленія нѣкоторыхъ проблемъ. Однако на пути превращенія сборника правилъ въ техническое заданіе могутъ возникать новыя противорѣчія и неточности, причемъ ихъ исключить не сможетъ никакой аудитъ. И, разумѣется, не свободенъ отъ ошибокъ и программный кодъ; математически невозможно доказать его соотвѣтствіе заданнымъ свойствамъ. Такіе ошибки въ программномъ обезпеченіи также могутъ стать причиной искаженій публикуемаго нормативнаго текста, а ихъ исправленіе можетъ вести къ новымъ ошибкамъ.

Въ будущихъ учебникахъ по теоріи и практикѣ законодательнаго процесса могла бы появиться развлекательная задача, основанная на теоремѣ о безконечной обезьянѣ: сколько потребуется времени для того, чтобы отъ закона заданной длины за счетъ накопленія ошибокъ въ процессѣ его публикаціи не осталось ничего, что было въ явномъ видѣ принято законодателемъ. Техническое совершенствованіе подготовки и публикаціи законовъ только удлиняетъ срокъ, въ теченіе котораго это можетъ произойти, но не можетъ исключить саму такую возможность.