Буквы и немного цифр

Прогресс не остановить

Повсеместное предоставление женщинам избирательного права оценивается сейчас как нечто однозначно позитивное, направленное на расширение свободы, устранение несправедливости и неравенства. Несомненно, именно такими были искренние устремления людей, добивавшихся этого. Однако у всего есть оборотная сторона.

Римская республика была гражданской общиной, но не общиной граждан. Рим был объединением семей, действовавших как частные корпорации. В семьях рождались дети, создавалось и накапливалось богатство. Семья заботилась о своих младших членах, о больных, немощных и даже рабах. Основной римский религиозный культ — почитание предков — совершался не в храмах или на площадях, а на семейном алтаре. И, наконец, именно в семьях воспитывались свободные граждане, часть из которых становилась легионерами, завоевавшими Риму могущество и славу.

Государство Нового времени все перечисленные функции семьи постепенно забрало себе. Вместо семейного алтаря — протестантская государственная религия, cuius regio, eius religio. Вместо воспитания граждан и воинов — массовая школа и всеобщая воинская обязанность (эти вещи взаимосвязаны). Вместо семейной заботы и поддержки — всеобщее социальное и пенсионное обеспечение. В вопросы наследования семейного имущества государство вмешивалось, сокращая круг наследников по закону и вводя налоги. И даже развод супругов и опека над детьми перестали быть сугубо частным внутрисемейным делом. Множество горизонтальных связей должна заменить только одна, вертикальная: между человеком и государством.

Современный индивидуалистический подход к свободе, возникший во времена буржуазных революций, мешает увидеть одну важную черту демократического и республиканского (в исходных значениях этих слов) устройства. Право голоса, которым обладали мужчины — это не привилегия одного пола и, как следует, не притеснение другого. И мужчина сам по себе не был субъектом гражданского общества. Он нес множество обязанностей, а сам лишь выступал от имени семьи, которая и обладала способностью вступать в публичные отношения. Но такой соперник современному государству просто не нужен.

Трудно сказать, где тут причина, где следствие: естественное разрушение семьи и распространение индивидуализма, или стремление государства атомизировать общество, чтобы им было проще управлять. Думаю, что эти процессы были взаимно обусловленными. Церковь, региональная автономия, городские общины, профессиональные корпорации, университеты — все они полегли на поле битвы с государством современного типа, добившегося почти полного всемогущества и монопольного контроля над человеком и его жизнью от рождения до смерти. Подчинить людей по отдельности и манипулировать ими гораздо проще, чем теми, кто встроен в плотную паутину горизонтальных связей. Женщина, вырванная из патриархального гнета и превращенная в рабочую силу, экономически самодостаточная, образованная, уверенная в себе, освобожденная от обременительного деторождения, сама может устанавливать свои отношения с государством, которое дает ей если не все блага, то как минимум социальную защищенность. От разрушения семьи выигрывает и государство: оно оказывается способным лишить человека последней защиты перед своим безграничным произволом. На этом пути к тотальной несвободе избирательное право женщин становится лишь одной из многих пройденных вех.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Прогрессъ не остановить.

Дальше