Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK, Telegram, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, YouTube, TikTok, RSS JSON Feed

Sample text.

Принципы, которыми можно поступиться

Читаю в новостях, что сбежавшее от запретов и несвободы в РФ телевидение «Дождь», которое для многих российских либералов было светом в окошке, получило от латышского регулятора штраф и второе предупреждение. (За что было первое — не сообщается). За третьим последует лишение лицензии и закрытие. Министр обороны маленькой, но гордой балтийской страны, объявил журналистов угрозой национальной безопасности, требует начать процесс отъема у них разрешений на проживание и депортации туда, откуда приехали. Но если Путин и Гитлер — это близнецы-братья, тогда на чьей стороне оказываются те, кто отправляет спасающихся от преследования евреев обратно? Впрочем, вполне ожидаемо: можно попробовать вывести Прибалтику из совка, но нельзя вывести совок из Прибалтики.

Досадно другое. Куда же делась солидарность сбежавших из РФ журналистов? Какая теперь может быть свобода слова у редакции, которой открыто угрожают репрессиями в отношении сотрудников? Чем все это отличается от происходящего по восточную сторону границы ЕС? Самое простое и самое трусливое решение — найти виновника, бросить его за борт и публично покаяться за чудовищную ошибку. Люди, которые получали визы и убежище, доказывая, что им угрожает тюрьма ФСБ, теперь в рот воды набрали от страха. Но молчание, конформизм и активное участие в пропаганде ненависти к собственным соплеменникам не помогут. Российские либералы надеются искупить свое «имперство» покаянием и самоуничижением, рассчитывая на милосердие, но не понимают, что провинились уже самим фактом своего рождения на вражеской территории. Язык, на котором говорят и пишут, считается угрозой безопасности. И никакие заслуги борьбы с путинским режимом, никакая эмблема радужного цвета этого не исправят.

Почему журналистское сообщество не апеллирует к закону, к европейским ценностям, не становится на защиту коллеги и свободы слова в ситуации явного произвола? Почему принимают как должное принцип коллективной ответственности? Видимо потому, что никакой подлинной укорененности тех ценностей, о которых они все время толкуют, в них нет, а есть одна пустопорожняя болтовня. В лучшем случае — это просто глупость, слабость или трусость, в худшем — изначальное расчетливое лицемерие.

Запад есть Запад, Восток есть Восток

В то время, как в нашей провинции отменяют оперу «Черевички»,* новый сезон «Ла Скала» открывается оперой Мусоргского «Борис Годунов». Посол одной страны протестовал, но получил неожиданно резкий ответ. Директор театра сказал, что на спектакль было потрачено три года и куча денег, что гениальная музыка должна звучать на лучшей сцене мира вне зависимости от конъюнктуры, что сюжет оперы актуален — это трагедия диктатора, который цепляется за власть, и наконец, что публика будет читать Достоевского и Пушкина вне зависимости пожеланий посла. Ответ, на мой вкус, пошловатый, но из этих двух фактов следует грустный вывод, что граница культурной Европы проходит теперь западнее Праги.

* Не такий страшний чорт, як його малюють.

Послания иных миров

Многие сетевые комментаторы отмечают в последние дни, что для европейских медиа протестующие против ковидных ограничений китайцы — герои. А где же в Китае отрицатели науки, распространители теорий заговора и пропутинская пятая колонна? В Праге, Вене, Париже среди выходивших на улицы против того же самого они были, а в Шанхае, Гуанчжоу и Нанкине — нет никого. Удивительно?

Думаю, что дело вовсе не в том, что у медиа не осталось ни совести, ни каких бы то ни было устойчивых взглядов: их никогда и не было. Если подобными качествами и обладают отдельные сотрудники, то их постепенно вымывает из профессии. У медиа, если их понимать как сверхчеловеческие организмы, нет аналога головного мозга, обладающего памятью, абстрактным мышлением и логикой. У них вегетативная нервная система, способная только реактивно распространять поступающий сигнал. Какие-то примитивные механизмы фильтрации и задержки сигнала, несомненно, существуют, но и они срабатывает произвольно. Судя по всему, система в целом не может надолго запоминать свои предыдущие состояния.

В материалах разных научных конференций по обработке естественного языка мне все чаще встречаются выступления о методах автоматического обнаружения дезинформации и т.н «фейк-ньюс». С академической точки зрения это должна быть интереснейшая задача, поскольку, среди прочего, ее решение предполагает и проверку какой связи между языком (текстом) и реальным миром. Однако возможно ли это, если на то, что пару лет назад получало ярлык бунта умственно дефектных потенциальных убийц против Науки, сегодня широко распространяется самыми авторитетными источниками как благородное восстание за свободу и человеческое достоинство? Вот так и уверуешь в существование параллельных вселенных, в каждой из которых свой собственный набор проверенных фактов и дезинформации.

Земля наша велика и обильна

Маску тесно быть просто богатейшим человеком. Стать президентом США не выйдет, конституция-с не велит, а все остальное слишком мелко, развернуться негде. Мне кажется, что «выборный человек всея земли» при русском царе после вековой смуты — это был бы a huge challenge for him, еще больший, чем колонизация Марса. Сотни миллиардов, которые наворовала загнанная в угол кремлевская крыса и ее стая, могли бы послужить достойной зарплатой кризис-менеджеру при условии достижения заданных KPI. Тогда царь олицетворял бы собою идею восстановления законности, а Маск — государство laissez-faire, единственное из крупных в цивилизованном мире. Предки наши не погнушались пригласить варягов. Чем мы хуже?

Вот же напасть

Мне всегда очень важно поддерживать баланс чужих мнений в голове, аргументов за и против по любому вопросу. Подтверждение собственной точке зрения я и сам могу нагенерировать в достатке. (Впрочем, и опровержений тоже, но тут сложнее, потому что доступный инструментарий все-таки ограничен). Поэтому при недостатке пищи духовной приоритет получают те, с кем я не согласен. Вот такая позитивная дискриминация, из-за которой дураки занимают относительно более выгодные позиции, даже если их не заслуживают, исключительно по причине моего панического страха стать похожим на друзей и знакомых, страдающих черно-белым видением. Долгое время было из чего выбирать. Однако с началом этого украинского несчастья доступное мне русскоязычное пространство уже не просто сокращается, оно схлопывается. Последнем источником украинофильской точки зрения на русском языке оставалась «Медуза» (при всей ее попсовости и прочих недостатках), но и там начала в последние дни проскакивать матерная брань. Придется распрощаться. У меня с этой публикой, словами Андрея Синявского, эстетические расхождения и, похоже, они непреодолимые. Потомки Шариковых через три поколения не только заняли квартиру Преображенского, но и присвоили себе звания профессоров, сохранив всю наследственность Клима Чугункина. Интересно, еще осталось место на широких просторах интернета, где можно прочитать об украинском взгляде на происходящее без риска наткнуться на лексику деревенского и городского быдла? Или это решительно невозможно, поскольку любящий всегда уподобляется объекту своей любви?

Спор западных славян между собою

Многим странам, резко осуждающих вторжение РФ на Украину, можно припомнить грехи их колониального и империалистического прошлого. Франция и Великобритания, Швеция, Польша, Турция, не говоря уже о Германии, не раз вели себя подобным образом, если не много хуже. Только маленькая и, как это со стороны иногда кажется, мирная благополучная Чехия никого не обижала, а сама не раз становилась жертвой более сильных соседей. Но все-таки и у этой страны есть свои исторические скелеты в шкафу. «Нападение и применение силы никогда не имеют оправдания», говорят сейчас политики. А вот новорожденная демократическая Чехословакия чуть больше ста лет назад вела захватническую войну против соседа, нарушив принятые на себя международные обязательства. Отвоеванную территорию отдавать не собирается, ибо считает ее своей по праву и по справедливости. Однако же отзвуки того конфликта еще доносятся и при удобном случае отравляют отношение двух западно-славянских стран, так единодушно выступающих против распоясавшегося восточного соседа. Об этом будет мой небольшой рассказ.*

После распада Австро-Венгрии в Тешинской области возникли два национальных комитета: польский (Rada Narodowa Księstwa Cieszyńskiego) и чешский (Národní výbor pro Slezsko). Польский комитет провозгласил область частью Польши и в ночь с 31 октября на 1 ноября 1918 года обеспечил воинский захват всей территории. Чешский комитет объявил область частью Чехословакии и начал угрожать полякам применением силы. На совместной встрече представителей обоих комитетов, которая прошла 2 ноября 1918 года, было заключено временное соглашение, по которому большая часть области отходила к Польше, меньшая — к Чехословакии. Гарантами соблюдения договоренности выступили представители Франции, Италии, Великобритании и США. Однако такое положение вещей не могло долгое время устроить чехословацкую сторону: полякам досталась часть Богуминско-Кошицкой железной дороги, имевшей стратегическое значение для связи западной и восточной частей страны, особенно в ситуации необходимости защиты южных границ от венгров.

На конец января 1919 года во всей Тешинской области были запланированы выборы в польский сейм. На территорию были введены дополнительные силы польской армии, началась мобилизация местного населения. Чехословакия 21 января 1919 года предъявила Польше ультиматум с требованием демилитаризации области, который был проигнорирован. Через два дня, нарушив действующее соглашение, чехословацкая армия напала на польскую часть Тешинской области и ее оккупировала под предлогом недопущения проведения выборов и прекращения призыва в польскую армию. Основные силы Польши в то время увязли в Польско-Украинской войне на юго-восточных границах. Чехи с боями заняли Богумин, Орлову и Карвину. Сам Тешин поляки оставили без боя, отступив за Вислу. 27 января чехословацкая армия, получив подкрепление, преодолела Вислу и продолжила наступление. 3 февраля в Париже под эгидой Антанты было подписано новое соглашение о демаркации границы в Тешинской области, а 26 февраля Польша заключила с Чехословакией перемирие. Спорная территория перешла под международный контроль.

Во время военных действий погибло 43 (по другим источникам до 53) чехословацких солдата, 124 получили ранения, 7 пропали без вести. Польша потеряла 92 солдата, 855 получили ранения, 813 пропали без вести или, по большей части, дезертировали. Обе стороны обвиняли друг друга в жестокости и нарушении обычаев войны, среди которых было выкалывание глаз, стрельба в спину, отрезание носов, ушей и половых органов. Польские историки приводят факты массовых расстрелов чехами польских милиционеров и пыток военнопленных. Чешские историки признают казнь восемнадцатилетнего юноши. 251 поляк был интернирован в чехословацкие тюрьмы, 511 чехов были перевезены в лагерь у Кракова, где 39 их них вскоре погибли.

В октябре 1938 года поляки отомстили чехам и захватили Тешинскую область, пользуясь ситуацией, возникшей после заключения Мюнхенского соглашения. Через год сама Польша пала, а территория была присоединена к Рейху как земельные районы (Landkreis) Тешин и Бельско Верхнесилезской провинции протектората Богемии и Моравии. После поражения Германии они снова вернулась в Чехословакию. Под давлением Сталина в 1947 между Чехословакией и Польшей было заключено соглашение о дружбе и сотрудничестве, что предотвратило депортацию из области шести тысяч «польских оккупантов», к которой уже шла подготовка. Только в 1958 году в Варшаве был заключен окончательный чехословацко-польский договор о границе.

Поляки считают Тешинскую область исконно своей, а чехов и немцев (которые там тоже были) — переселенцами. Первый польский король Болеслав I Храбрый захватил ее в конце X века. В современной Чехии население считает Тешин исконно чешским. В 1327 году Ян Люксембургский принял вассальную присягу тешинского князя Казимира I, а польский король Казимир III Великий признал этот переход в 1339 году. Вместе с другими чешскими землями Тешинское княжество в 1526 году досталось Габсбургам, а после смерти Эльжбеты Лукреции в 1653 году перешло в непосредственное владение чешских королей.

По переписи в 1918 году в области проживало 434 521 человек, 54 % указали польский язык в качестве родного, 27 % — чешский, 18 % — немецкий. Чехи оспаривали результаты переписи, поскольку местное наречие было отнесено к разновидности польского, а не чешского языка. И сейчас подавляющее большинство населения говорит на тешинском наречии. Польские лингвисты относят его к подгруппе лехитских языков. Чешские долго были склонны считать, что оно принадлежит к североморавским (ляшским) диалектам.

К началу Второй мировой войны в области проживало 56 % чехов, 35 % поляков и 8 % немцев. Сейчас из 2 283 км² исторической территории Тешинской Силезии 56 % принадлежит Чехии, 44 % — Польше. Из примерно 800 тыс. жителей 450 тыс. живет на чешской стороне, 350 тыс. — на польской. Исторический центр области город Тешин разделен границей, его части называются Cieszyn по одну ее сторону и Český Těšín — по другую.

Этот конфликт, иногда называемый Семидневной войной, конечно был не таким значительным и кровавым по сравнению с тем, что творилось в Европе до, а там более после него. В 1968 году польские войска участвовали в операции «Дунай», но чтобы избежать ненужных ассоциаций, они не вступили на территорию Тешинской области, обошли ее стороной. Но до сих пор поляки требуют извинения от чехов, считая 1919 год вероломным нападением, а 1938-й — освобождением. Чехи, разумеется, убеждены в обратном. По обе стороны реки Ольши (или Ользы) стоят современные памятники героям той войны, указывающие направление в сторону границы, к соседям. И там, и там периодически слышатся призывы «повторить» и отнять у соседей то, что им досталось не по праву. А соединяет Тешин мост Дружбы, получивший в 1953 году свое название от русского слова. Слова, которое навязал двум славянским народам усатый тиран.

* Написан на основе моих многолетних разговоров с любителями и знатоками чешской истории, а также по материалам чешской и польской «Википедии», откуда дополнены и перепроверены некоторые факты.

Рецепт железной леди

Нижняя палата чешского парламента приняла на днях новый законопроект о санкциях,* который позволит вводить в отношении отдельных лиц национальные ограничения, помимо евросоюзных и международных. Хотя законопроект правительственный и вышел из кузницы министерства иностранных дел, в палате депутатов был поддержан и оппозиционным бабишвским ANO. Окамуровцы воздержались, никто против не был. Теперь направляется в сенат. Антироссийский характер законопроекта никто не скрывает; сторонники его так и называют: «чешский закон Магницкого». В самом тексте говорится об интересах Чешской республики по защите, среди прочего, прав и свобод человека и правого государства.

Та же самая правящая коалиция сейчас обсуждает введение специального налога на «экстраординарную» прибыль энергетических, топливных и добывающих компаний (т. н. windfall tax), которые вместе с Путиным сказочно обогатились на санкциях против РФ и росте цен энергии. Под раздачу попали также и банки, отнять и поделить прибыль которых еще недавно предлагали только коммунисты. Чем банки-то провинились? Да ничем, просто правительству сейчас очень денег не хватает. Обсуждают ставку налога между 60 и 90 %. А чтобы не было слишком явных ассоциаций с Шариковым, ссылаются на опыт Маргарет Тетчер 1980 года и называют это «консервативной экономической политикой». Благо из гроба никто им возразить не сможет.

Забавно в этой ситуации то, что закон о конфискационном налоге, по проекту, должен быть быть применен к прибыли с начала 2022 года, то есть получит обратную силу. Это не просто противоречит фундаментальным принципам права из учебников для первого курса, но и международным соглашениям, чешской конституции и многочисленной судебной практике международных и национальных судов: налоговые законы могут иметь обратную силу только тогда, когда улучшают положение налогоплательщиков и никогда, если оное положение ухудшают. Этот принцип не посмел нарушить даже балаганный конституционный суд РФ, настолько он универсален и незыблем. Так что можно не сомневаться, что дополнительные доходы, изъятые в бюджет, придется-таки вернуть вместе с процентами и штрафными санкциями.

Вот интересно, если рассмотреть гипотетическую ситуацию: могут ли члены чешского правительства, которые понесут коллективную ответственность за политическое решение, чиновники министерства финансов, которые напишут законопроект, депутаты и сенаторы, которые за него проголосуют, сами оказаться в списке лиц, подвергающихся санкциям, поскольку их действия очевидным образом подрывают принципы правового государства и нацелены на недопустимое нарушение конституционных прав и свобод?

* Sněmovní tisk 256 — Vládní návrh zákona o omezujících opatřeních — sankční zákon.

Дополнение после первой публикации

29.11.2022

В окончательном варианте законопроекта, принятом обеими палатами парламента, новый чрезвычайный налог будет применяться для налоговых периодов, которые начнутся c 01.01.2023 или позже.

Из других забавных наблюдений. Председатель правительства Фиала утверждает, что Чешская республика не воюет, но при этом называет налог налогом военного времени. Министр финансов Станйура оправдывается перед крупными компаниями: «Чрезвычайные расходы бюджета — чрезвычайный налог». Имеется в виду компенсация стоимости энергии, в том числе и крупным компаниям. При этом целевые налоги отменила еще Французская революция, в теории налогового права они считаются пережитком феодализма и слабого государства.

В поисках источника чешской государственности

Вчера в Чехии был выходной. Отмечался праздник чешской государственности, традиционный день памяти князя Вацлава, погибшего в 935 году¹ от руки своего младшего брата Болеслава.² В одной из самых атеистических стран мира³ почитают католического святого⁴ и вспоминают немного переделанные слова средневекового хорала:

Svatý Václave, vévodo české země, kníže náš, nedej zahynouti nám, ni budoucím.

Святой Вацлав, воевода земли чешской, князь наш, не дай погибнуть нам и будущим.

Их сейчас можно найти не только на известном всем туристам пражском памятнике,⁵ месте встречи «у коня» в верхней Вацлавской площади перед Национальным музеем, но и на многих зданиях.

Намедни отмечалась и 810-летняя годовщина со дня подписания Золотой буллы сицилийской (Bulla Aurea Siciliae). Так называются три взаимосвязанных документа, которыми в 1212 году немецкий король и будущий император Фридрих II Гогенштауфен подтвердил королевское достоинство Пржемышла Оттокара I. Я бы сам не вспомнил об этом историческом событии, если бы оно не было упомянуто в новостях чешского министерства внутренних дел. В них булла была названа «важнейшим документом в чешской истории» и с гордостью было отмечено, что оригинал хранится в Национальном архиве. И все же современная Чешская республика не может похвастаться непосредственной преемственностью с чешским королевством. После гибели в 1306 году Вацлава III, последнего из династии Пржемысловичей, корона не без приключений перешла сначала к Люксембургам, потом к Габсбургам, которые включили королевство в свои более крупные образования. Как любит при удобном случае упоминать глубокоуважаемый Александр Марей,⁶ в Средние века государств не было, однако политическая независимость чешскими землями⁷ была утрачена именно тогда.

Если перескочить через период Священной Римской, Австрийской и Австро-Венгерской империй, следующая точка на временной оси — объявление независимости Чехословакии 28 октября 1918 года. Чехия вместе с Моравией и Силезией вошла в ее состав. Создание Чехословакии, то есть событие находящееся в логической оппозиции самостоятельности Чехии, тоже удостоилось статуса государственного праздника.⁸

С 1939 по 1945 годы Богемия и Моравия были протекторатом Великогерманского рейха. (Большая часть Силезии была присоединена несколько раньше, по Мюнхенскому договору 1938 года, а меньшая часть была в то же время захвачена Польшей). Период с мая 1945 по февраль 1948 называют Второй республикой: вернулись президент Эдвард Бенеш и правительство в изгнании. Потом последовала смена режима: Чехословакия превратилась в социалистическую республику. Затем конституция 1968 года с первого января следующего года создала Чешскую социалистическую республику в составе ЧССР. После Бархатной революции в ноябре 1989 года началась т. н. дефисная война (Pomlčková válka или Pomlčková vojna). Чехословакия превратилась сначала в Чехо-Словакию, а потом в Чешскую и Словацкую федеративную республику. И, наконец, 1 января 1993 года появилась независимая Чешская республика. Этот день отмечается как еще один государственный праздник — «День восстановления самостоятельного чешского государства», хотя после всех перипетий XX века не совсем понятно, какому из предшествующих политических образований оно наследует.

Исследование официальной символики ясности в определении источника чешской государственности не добавляет. К средневековой традиции восходит белый (серебряный) двухвостый лев на красном щите, изображенный на государственном гербе. Там он повторен дважды: один раз для обозначения одной из трех исторических земель, второй раз для обозначения всей страны. Флаг же у современной Чехии чехословацкий. На нем к чешским геральдическим цветам добавлен синий клин, символизирующий Словакию.⁹ Синий цвет есть на моравском гербе, но на чешском флаге не он. При разделе Чехословакии было оговорено, что ни одна страна не будет использовать общую символику. Чехи же, то ли из-за недостатка идей, то ли по другой причине, обманули своих восточных братьев и флаг себе присвоили. Впрочем, для этого есть свое оправдание: иначе бы в Европе случился конфуз — бело-красный традиционный чешский флаг неотличим от польского ни цветами, ни размером, ни пропорциями.¹⁰ И, наконец, третий символ — государственный гимн «Kde domov můj» (Где мой дом). Это песня слепого нищего скрипача Мареша из пьесы Йозефа Каетана Тыла «Fidlovačka aneb Žádný hněv a žádná rvačka» (Фидловачка, или не сердись и не дерись), впервые поставленной в 1834 году. Музыку написал Франтишек Шкроуп. Песня настолько политически нейтральна, ни к чему не призывает и никого не раздражает, что в качестве государственного символа без изменений пережила все смены режимов в XX веке, а ее слова одинаково устраивали как демократов, так и нацистов с коммунистами.¹¹

Но это все официоз и символика. А каковы же настроения людей? Кем они себя ощущают, с кем идентифицируют? Несмотря на то, что монархическая партия в Чехии набирает от 0,01 до 0,21 % голосов на выборах разного уровня, в 2005 году¹² величайшим представителем своего народа чехи назвали Карла IV Люксембурга. За ним с заметным отрывом шли Томаш Гарриг Масарик и Вацлав Гавел. И только за ними следовали просветители, воины, деятели культуры, религиозные реформаторы, спортсмены, предприниматели и прочие. Святому Вацлаву, несмотря на отдельный государственный праздник, досталось только 17 место между Пржемышлом Оттокаром II и тогдашним чешским президентом Вацлавом Клаусом.¹³ Чуть дальше, на 22 месте — второй чехословацкий президент Эдвард Бенеш. Его уравновешивает 14 место у протестантского короля Йиржи из Подебрад. Таким образом, и в предпочтениях населения все три государственных традиции представлены более-менее равномерно. Но среди величайших чехов не найти коммунистических главарей.¹⁴ Эти попали в список самых больших мерзавцев. Возглавляет его первый коммунистический президент Климент Готтвальд.¹⁵ В первой десятке также Милош Якеш, генеральный секретарь КПЧ в 1987—1989 годах, и уже упомянутый в сносках последний коммунистический президент Густав Гусак.¹⁶ Так что со здравым смыслом у народа все в порядке, несмотря на то, что в рейтинг коммунистической партии во время телевизионного голосования был около 15 %.

К чему все это и какая следует мораль? Рассказывая о чехах, я всегда имею в виду нас. Русским в чем-то повезло больше: линию политической, исторической и правовой преемственности можно при желании провести с древности до 1917 года. Королей, правда, было немного, только Даниил Галицкий. Зато в 1514 году Максимилиан I, тогдашний единственный император Запада, назвал Василия III императором (kauzer) и, тем самым, признал равным себе. И действительно, кого еще? Не турецкого же султана.¹⁷ Только, в отличие от чехов, у нас теперь основательно перепутались списки величайших русских с отборными мерзавцами, каких еще свет не видел. Не знаю, поправимо ли. Но ведь же можно помечтать о том, что когда-нибудь российское министерство с гордостью будет напоминать гражданам об очередной годовщине золотой буллы, хранящейся в государственном архиве?

¹ По некоторым версиям в 936 году.

² В рукописи конца X века Crescente fide Christiana, где излагается житие святого, Болеслав только легко ранил Вацлава напав на него, а само убийство — дело рук дружинников.

³ Согласно разнообразным опросам общественного мнения. Однако их правильная интерпретация вовсе не так однозначна. Я воспроизвожу здесь это журналистское клише исключительно в качестве риторического приема.

⁴ Превращение католической традиции в государственную произошло в период Первой республики (1918—1938 годы). При том, что Чехословакия согласно конституции 1920 года была светским государством, а отношение к Католической церкви на официальном уровне было несколько враждебным (она слишком сильно ассоциировались с Габсбургской монархией и принудительной рекатолизацией в XVII веке, проходившей после поражения чешских реформаторов и протестантов на Белой горе), правовая доктрина говорила о разделении, а не об отделении церкви от государства, и подчеркивала отличие чехословацкой модели церковно-государственных отношений того времени от французской или советской.

⁵ Несмотря на то, что на памятнике выбита дата «28. X. 1918», изготовлен он был в 1908 году, а официально открыт в 1913 году (без статуи св. Войтеха). Предыдущий каменный памятник стоял на том же месте с 1680 по 1879 годы и был перенесен на Вышеград при реконструкции площади.

⁶ Доцент ВШЭ Александр Марей.

⁷ В чешской историографии используется именно такое географическое обозначение Чехии, Маравии и части Силезии, потому что политическая, религиозная и отчасти этническая история на этой территории была довольно пестрой.

⁸ Можно отметить, что в Словакии день возникновения Чехословакии включен в список государственных праздников, но это не выходной. Даже если считать условным предшественником словацкого государства Великую Моравию, она прекратила свое существование в 907 году. Через тысячу лет Мартинская декларация 30 октября 1918 года объявила о независимости от Венгрии и объединении с Чешскими землями. Самостоятельная Словакия возникла только 14 марта 1939 года как марионетка и союзник Третьего рейха. Возводить свою государственную генеалогию к этому образованию как-то не совсем comme il faut, поэтому словакам ничего не остается, как скромно отмечать «День возникновения Словацкой республики» 1 января. Еще один праздник в этом ряду — «День конституции», который приходится на 1 сентября. Это выходной день, поэтому словацкие дети идут в школу со 2 сентября. Забавно также, что конституция Словакии была принята раньше, чем возникло само государство. Обычно бывает наоборот.

⁹ Словацкий триколор — это цвета сторонников панславизма, по наиболее распространенной версии заимствованные у флага Российской империи (хотя на этот счет есть и другие мнения).

¹⁰ Этот вариант флага короткое время был и флагом Чехословакии, но вызвал протесты со стороны словаков. Потом он возродился снова как флаг Чешской республики в составе федерации с 1990 по 1992 годы.

¹¹ Здесь можно также отметить, что гимн Чехословакии состоял из двух частей: чешской и словацкой. Словацкая часть «Nad Tatrou sa blýska» (Над Татрами сверкают молнии), которая сейчас используется в качестве государственного гимна Словацкой республики, отличается от чешской темпом, тональностью и общей стилистикой. По содержанию — обычное славянское причитание о том, что еще не все погибли, пора брать оружие в руки, добиваться свободы и так далее. В 1939—1945 годах в Словакии такой текст был неприемлем, а гимном была песня «Гей, славяне».

¹² Передача Чешского телевидения «Největší Čech» (Величайший чех) по лицензии BBC.

¹³ Этому персонажу удалось также попасть на третье место в списке самых больших мерзавцев.

¹⁴ За исключением 72 места, доставшегося Людвигу Свободе, президенту Чехословакии с 1968 по 1975 годы. Скорее всего, он не был рьяным коммунистом: вступил в партию только в конце 1948 года, после февральского переворота. И хотя Свобода не был сторонником реформаторов, его выбрал Александр Дубчек в качестве прикрытия для «Пражской весны». Он рассчитывал, что у советских товарищей авторитет занимавшего пост министра обороны в 1945—1950 годах генерала-освободителя будет так высок, что они не посмеют задушить реформы. После событий августа 1968 года Свобода действительно остался президентом. Позже, когда после инсульта и инфаркта он стал совсем слаб здоровьем, а тогдашний генеральный секретарь КПЧ Густав Гусак изъявил желание совместить высший партийный и государственный посты, Свобода отказался добровольно уходить в отставку. Для этого был принят специальный конституционный закон № 50/1975 Sb., которым в ст. 64 конституции была внесена поправка, допускавшая избрание Федеральным собранием нового президента в случае, если действующий президент больше одного года по состоянию здоровья не может осуществлять свои полномочия. Свобода потом прожил еще более четырех лет, а Гусак уступил свое место Гавлу в 1989 году.

¹⁵ Его смерть была символической. Он вернулся с похорон Сталина 11 марта 1953 года, где сильно простудился. Через три дня Готтвальд умер, правда по другой причине.

¹⁶ Гусак — словак, причем даже какое-то время сидевший при коммунистическом режиме в тюрьме за уклон в национализм. Возможно, по этой причине в списке величайших словаков он оказался на 7 месте, следом за Дубчеком.

¹⁷ Однако же подобные претензии некоторые турецкие султаны предъявляли еще в XVIII веке, называя себя в переписке с Веной римскими цезарями и ссылаясь на то, что этот титул принял на себя еще Мехмед II. Но одно дело — присвоить себе титул, а другое — быть признанным равным себе со стороны того, кто им обладает по праву.

Соревнование обезьяны с законодателем

Во многих учебниках по теории вероятностей приводится пример обезьяны, которая, произвольно ударяя по клавишам пишущей машинки, рано или поздно напечатает любой заданный текст вроде собрания сочинений Шекспира или «Войны и мира» Толстого. Этим иллюстрируется важный принцип: за достаточно продолжительный промежуток времени может произойти и крайне маловероятное событие.

Эволюция способов передачи информации о нормах права в течение последних веков была направлена на то, чтобы исключить случайные ошибки. И действительно, воля законодателя, которая издается в печатном виде, лучше защищена от искажений, возникающих при ее переписывании вручную. Однако простота массового воспроизведения нормативного текста порождает свои проблемы.

В современных условиях на формальную консистентность нормативного текста все сильнее воздействует перманентное внесение поправок в действующее право. Законодателя провоцирует на это простота размножения и распространения нормативных текстов в виде регулярно издающихся вестников и сборников. Новеллы, как правило, имеют форму инструкций, следуя которым из старого текста можно получить новый. При этом подготовка полных (консолидированных) текстов действующих нормативных актов обычно отнесена к рутинным, чуть ли не техническим функциям, часто возложенным на аппарат правительства, канцлерства, министерства или на официальное издательство, то есть на органы, не обладающие законодательной властью.

Вполне очевидно, что ошибки и противоречия могут возникать как по вине того, кто готовит и принимает новеллу, так и того, кто вносит поправки в консолидированный текст. На практике такие случаи не так уж и редки. Если подобные проблемы обнаруживаются уже после вступления поправок в силу, стандартный законодательный процесс по внесению новых «поправок в поправки» может занять длительное время. Нередко случается, что редактор издательства или правовой информационной системы, не имеющий никаких властных полномочий, вынужден принимать собственное решение о том, какой из нескольких противоречивых вариантов будет выбран для окончательной публикации. Адресаты права не обладают компетенцией разбираться в этих тонкостях публикации законодательства и на редакторские комментарии не обращают внимания. Они на практике исходят из того, что наиболее доступный им нормативный текст верен. При этом может возникнуть ситуация, когда законодательный орган на самом деле никогда не принимал закон в той редакции, которая была опубликована и получила широкое распространение.

Еще одна тенденция последних десятилетий — совершенствование законодательной техники и, в частности, подробная регламентация формулировок новелл. На основе этих правил разрабатываются информационные системы для обеспечения законодательного процесса, которые должны исключить саму возможность появления некоторых проблем. Однако на пути превращения сборника правил в техническое задание могут возникать новые противоречия и неточности, причем их исключить не сможет никакой аудит. И, разумеется, не свободен от ошибок и программный код; математически невозможно доказать его соответствие заданным свойствам. Такие ошибки в программном обеспечении также могут стать причиной искажений публикуемого нормативного текста, а их исправление может вести к новым ошибкам.

В будущих учебниках по теории и практике законодательного процесса могла бы появиться развлекательная задача, основанная на теореме о бесконечной обезьяне: сколько потребуется времени для того, чтобы от закона заданной длины за счет накопления ошибок в процессе его публикации не осталось ничего, что было в явном виде принято законодателем. Техническое совершенствование подготовки и публикации законов только удлиняет срок, в течение которого это может произойти, но не может исключить саму такую возможность.

Lenta ira deorum est

Вчерашние новости принесли чувство облегчения. Нарыв вскрывается, будет много гноя и крови, но есть надежда что, приходит начало конца. Предрекать чекистскому режиму крах — дело неблагодарное; фальстартов, пустой болтовни и обманутых надежд было предостаточно. Кажется, что и в этот раз ничего в основе своей не изменится: альтернатив-то все равно нет, объективные условия не складываются, народ безмолвствует и так далее. Все так. Но «внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут» (1 Фес 5, 3).

Впервые слово Untergang я использовал в 2014 году, когда радости оболваненного Крымом населения не было предела. Многие поутихли с тех пор или перешли на мат. В начале 2015 года предрекал объявление тотальной войны.¹ Пришлось подождать семь лет и те, кто меня тогда высмеивал, бросились в противоположную крайность, соревнуются друг с другом в том, кто из них найдет между Гитлером и Путиным больше сходства, даже если его нет. Потребовалось еще полгода и череда позорных поражений, чтобы упырь сделал то, что неизбежно должен был сделать в его положении, и что, как можно надеяться, его наконец погубит. То, что началось аншлюзом, не может закончится иначе. В этом есть рок, предопределение. Жернова богов мелют медленно, но неумолимо.

Двадцать лет вся пропаганда работала на демобилизацию населения. От оного требовалось только выражение поддержки и одобрения единственному «лидеру», что до 2020 года регулярно происходило, несмотря на все крики общественности о нечестных выборах.² Основной инстинкт чекистской шайки, захватившей власть и собственность, — выдергивать из публичного пространства всех, кто был еще подает признаки жизни. Другому их, цепных псов, и не учили. Хозяин давно издох, а инстинкты остались. Вот и остались на виду одни ходячие трупы и брызжущие желчью некрофилы, обладающие нулевой потенцией для того, чтобы поднять народ на «отечественную войну». Но одно дело — картинка в телевизоре, совсем другое — оторваться от семьи и дома, от тепла и худо-бедно наладившегося быта, чтобы пойти неизвестно куда умирать неизвестно ради чего по приказу тех, кто и воевать-то как следует не умеет. Никто так и не удосужился просто и доступно объяснить людям, что эта земля наша, что за нее заплачено русской кровью, а не хохляцкой.³ Чтобы признать несуществующей границу УССР, надо сначала Ленина вынести и из мавзолея, и из мозгов. Этого не будет. А повторившийся не раз обмен пленных азовцев обесценивает и официально декларируемую изначально лживую цель войны по «денацификации Украины». Зачем умирать, чтобы потом нацисты возвращались домой как герои?

Как показали события первой половины года, бездари, засевшие в кремлевском «центре принятия решений», оказались неспособны даже получать и анализировать информацию, критически важную для их собственного выживания. Они верят в миф о себе, будто бы КГБ все знает. Ни черта, как оказалось, не знают. Если главный начальник хочет читать в сводках только то, что ему приятно, а среди нижестоящих происходит отсев по способности угодить начальнику, система в целом оказывается неспособна ни к реалистичному целеполаганию, ни тем более к достижению поставленных целей, какими бы при этом ресурсами не обладала. «Слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» (Мф 15, 14). Создав систему управления, в которой все роздано своим по принципу принадлежности к чекистскому «новому дворянству», а не сообразно заслугам, кремлевская крыса лишила ее саму способности к мобилизации. В ней все заменено тотальным воровством и очковтирательством, враньем и имитацией. Современную войну одним человеческим мясом не выиграешь, сколько не мобилизуй, тем более когда мясо начнет разбегаться во все стороны, даже в Монголию.

Сам не слышал, но рассказывают, будто изо всех дыр слышится «мы воюем со всем Западом». Ну так липовый кандидат наук мог бы сесть и посчитать, каков ВВП и промышленный потенциал тех, с кем он сумел за эти двадцать лет разругаться. И без учебников экономики, которых он все равно не читал, можно было бы обойтись одним Законом Божьим, чтобы задаться вопросом «какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство — просить о мире» (Лк 14, 31—32). Довести дело до того, что Турция нам указывает чей Крым, а Швеция с Финляндией объявляют Балтийское море своим внутренним — это же как надо постараться. Это не «величайшая геополитическая катастрофа века». Это триста лет вычеркнуты и выброшены.

Думаю, что Россию-матушку опять бабы спасут. Куда теперь им деваться-то? Конец компромиссов, терпели долго. «Не отдадим наших мальчиков» и политическая программа для объединения не нужна. Бастилия-то пала из-за недовольных домохозяек. Теперь в России только женщины могут быть бесстрашными. Выйдет миллион, и путинизм закончится. Только что за ним?

¹ Транзитом до конечной.

² Демократия в России.

³ Хохлы — историческое обозначение для: 1) православного населения восточных частей Речи Посполитой, 2) запорожских казаков. По Бучачскому мирному договору 1672 года Речь Посполитая уступила Подолье Османской империи, а часть Брацлавщины и Киевщины — гетману Войска Запорожского Петру Дорошенко, турецкому вассалу. Возвращать эти территории пришлось Российской империи во время русско-турецких войн XVIII в.

Пригодится воды напиться

Чешский министр иностранных дел Ян Липавский заявил, что русские, уклоняющиеся от мобилизации, не будут иметь в Чехии права на защиту по гуманитарным основаниям. При этом здоровые украинские мужики такое право имеют, а Чехия активно помогает им избегать военной службы в своей воюющей стране. Получается, что тех, кто не хочет участвовать в «беспричинной, неспровоцированной и незаконной войне»,¹ Европа спасать не собирается. Зато готова помочь тем, кто отказывается воевать за «демократию, свободу, права человека и безопасность европейского континента»² и, тем самым, предает столь дорогие сердцу министра ценности. Есть в этом логика? Разве что только логика ослабления сил добра и укрепления зла. Как пишут анонимные сетевые комментаторы, «с каждым русским, которого Европа сейчас не пустит через свои границы, она может столкнуться на линии фронта». Преувеличено, конечно, но логики в таком суждении больше, чем в словах недоучки,³ возглавляющего сейчас совещания министров иностранных дел в рамках чешского председательства в ЕС.

¹ По словам самого Липавского, сказанным сегодня на заседании генеральной ассамблеи ООН.

² Слова того же Липавского, сказанные на конференции «Форум для Украины» 31 августа с.г. в Праге.

³ Единственное высшее образование, которое есть у Липавского (1985 г.р.), — бакалавриат по программе «международное регионоведение», оконченный на факультете социальных наук Карлова университета. На дипломатической работе он никогда не был, до начала политической карьеры работал аналитиком и менеджером проектов в области информационных технологий и банковском деле.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Пригодится воды напиться.

Когда левая рука не ведает, что делает правая

Чешское министерство образования приказывает школам пореже проветривать, чтобы не выпускать тепло и экономить энергию. Чешское министерство здравоохранения приказывает школам почаще проветривать, чтобы дети меньше заражались простудными вирусами. Я думаю, что причина в том, что правительство и оба министерства возглавляют мужчины. Как известно, женщины умеют делать несколько дел одновременно и, будь они на месте министров, играючи бы справились с двумя кризисами.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Когда лѣвая рука не вѣдаетъ, что дѣлаетъ правая.

Как нам избрать земский собор

Как начальное обустройство, так и устойчивое развитие России, не обойдутся без сильного демократического элемента. Вечевая система у нас повсеместно возникает в XI веке, примерно в то же время, как и в Западной Европе. Несколькими веками позже ее заменяют сословные органы, земские соборы, на которых были непосредственно представлены все слои населения, включая черносошных крестьян. В XVII в. примерно 20 % населения участвовали в выборах, то есть практически все свободные мужчины. Такого уровня народного представительства Западная Европа достигнет только во второй половине XIX века, да и то не везде.

Современная западная парламентская система, которую многие считают образцом для подражания, далеко отошла от средневековых прототипов и сформировалась в нынешнем виде в весьма специфических условиях. У нас их не было. Две попытки воспроизвести западный парламент — в начале и в конце прошлого века — закончились неуспешно: первая уничтожила государство, вторая привела к тирании, причиняющей столько бедствий. Но и в европейских странах парламентаризм политических партий постепенно превратился в благопристойное прикрытие хищнической олигархии, а не подлинное народное представительство. Зачем тогда воспроизводить то, что даже в своей естественной среде приходит в упадок и уже не может обеспечить ни свободу, ни порядок?

Как же нам на руинах, которые останутся после нынешнего режима, создавать подлинно демократический легитимный орган, способный объединить, а не расколоть нацию и решить судьбу страны? Без партий, которых нет и еще долгое время не будет, без публичных политиков, без отучившейся быть свободной прессы, без независимых судов. Создание этих институтов займет десятки лет, а без них любые «свободные выборы», о которых мечтают российские либералы, приведут к власти очередных демагогов и воров. Даже если у них будет сила свернуть шею гебистской шайке, они несомненно сделают все, чтобы приобретенную власть никому больше не отдавать. Как заинтересовать народные массы в политике, убедить их, что именно от них зависят реанимация и реконструкция разоренной страны? Мой ответ прост: избрать земский собор с помощью жребия. Этот способ работал веками во многих странах, он органичен и нашей собственной традиции, безупречно справедлив и, насколько это вообще в реальном мире возможно, защищен от коррупции. Тем более в наше время, когда все население посчитано и внесено в базы данных, он технически прост в реализации, прозрачен и удобен для общественного контроля.

Простой выбор при помощи генератора случайных чисел нескольких сотен представителей народа из списка в сто с лишним миллионов человек  — это задача по нынешним временам тривиальная, но бессмысленная. Почти никто бы не знал этих людей, а доверия к такому выборному органу все равно не появится. Если какие-то случайные люди где-то далеко соберутся и что-то решат, страна от этого не изменится. Поэтому выборы должны проходить в несколько ступеней и вовлекать народные массы. Здесь не менее важен процесс, чем результат.

Две-три тысячи территорий с населением от нескольких десятков до ста тысяч человек составят первую ступень. Границы территорий должны, по возможности, не совпадать с существующими административными границами. От нескольких десятков до двух сотен представителей на совещаниях первой ступени избираются жребием, каждый от нескольких сотен человек населения. Отказ участвовать в работе совещания без уважительной причины должен санкционироваться штрафом, достаточно большим для большинства обычных людей, но не драконовским. Цель санкции — мотивировать, а не устрашать. Участие в работе совещания должно оплачиваться на уровне, превышающем среднюю зарплату, чтобы людей не волновала потеря доходов, но так, чтобы деньги не стали для большинства основной мотивацией для работы.

На совещания должны быть вынесены вопросы, которые будут предметом рассмотрения на земском соборе. Заранее подготовленные письменные рабочие материалы должны содержать все разумные аргументы за и против предлагаемых решений. Работа собраний должна идти, по возможности, в изоляции от внешнего влияния. Представители должны обсуждать будущие решения в маленьких группах (по территориям, по профессиям и случайно составленных), затем вместе на общем заседании, потом опять в группах и снова вместе. Срок работы совещания — две-три недели, но при необходимости и дольше, пока участники не выработают консолидированную, но не обязательно единодушную, позицию по основным вопросам. Могут быть также вынесены на обсуждение совещания вопросы, не предусмотренные первоначальной повесткой. Работа совещаний первой ступени заканчивается выборами при помощи жребия тех представителей, кто будет направлен на совещания второй ступени.

На второй ступени будут представлены две-три сотни территорий с населением от нескольких сотен до миллиона человек. Границы территорий обязательно должны не совпадать с существующими административными границами. Работа совещаний в целом повторяет работу первой ступени. Цель — снова выработка консолидированной позиции по заданной повестке и во вопросам, выдвинутым на совещаниях первой ступени. После достижения этой цели избираются жребием участники совещаний третьей ступени.

На третьей ступени, последней перед земским собором, будут представлены двадцать-тридцать территорий с населением от нескольких до десяти миллионов человек. Участники совещаний третьей ступени отбирают вопросы общегосударственной важности, а также готовят повестку и регламент земского собора. Помимо этого в их задачу войдет определение вопросов, которые будут принципиально решаться на местном и региональном уровнях. На совещания третьей ступени могут приглашаться эксперты, ученые, другие специалисты для консультации по обсуждаемым вопросам. Однако, по возможности, все точки зрения должны быть сбалансированно представлены, выступления должны быть регламентированы и чередоваться случайным образом. На совещаниях третьей ступени жребием избираются участники земского собора.

Формирование органа народного представительства описанным способом могло бы решить сразу несколько задач, с которыми, как мне кажется, имитация западной парламентской партийной демократии в нынешних условиях справиться не сможет.

Во-первых, если на первой ступени будет избираться по одному представителю от нескольких сотен человек, для народа это будет не слишком обременительно, зато каждый будет знать своего представителя лично или, по крайней мере, знать того, кто его знает лично. Это само по себе послужит почвой для появления доверия к земскому собору. Люди будут понимать, что судьба страны зависит от них. Среди двухсот-четырехсот тысяч человек, которые будут избраны на первой ступени, могут найтись и те, кому будет интересно потом продолжать работу в постоянных органах местного и регионального самоуправления и у них уже будет первоначальное представление о имеющихся проблемах и путях их решения. В любом случае, вернувшись после работы совещаний домой, даже те, кого публичная деятельность не увлечет, начнут обсуждать будущий земский собор с семьей, друзьями, соседями, коллегами, то есть вовлекут в политический процесс миллионные пассивные народные массы. А то, что полномочия девяти из десяти таких представителей закончатся с работой совещаний первых ступеней, позволит избежать демагогии и коррупции.

Во-вторых, выборы по территориям, не совпадающим с существующим административным делением, помогут объединить страну. Народ осознает, что при всем огромном размере и многообразии России, у людей есть и общие интересы. Вместе с этим, обсуждение вопросов на нескольких ступенях подготовит людей к местному и региональному самоуправлению.

В-третьих, выборы по жребию — это самый справедливый способ реализации права каждого участвовать в народном представительстве. Тут не может быть места для нечестного подсчета голосов, обмана или демагогии, ничего, что подрывает доверие к парламентской демократии западного типа. Поступление избранных представителей на следующие ступени не зависит от их личных качеств, не может быть личных обид и ревности, нет почвы для политической борьбы. Поэтому конечной целью подготовительных собраний должна быть выработка консолидированной позиции, которую каждых участник собрания будет способен донести на следующую ступень.

В-четвертых, только народ в силу своего абсолютного численного превосходства способен лишить власти правящую ныне шайку «силовиков». И только народ, представленный пропорционально и равномерно, может выработать устойчивые принципы гражданского мира и общие для всех правила, которые будут соблюдаться.

Таким образом, предложенное решение позволит, на мой взгляд, с небольшими затратами времени и других ресурсов преодолеть институциональную слабость политической системы в России, которая вполне очевидна. Такая демократия будет опираться на наши собственные традиции, глубоко укорененные в истории и характере народа.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Какъ намъ избрать земскій соборъ.

План реанимации России

Много размышляю над этим планом в последние полгода. Все перечисленное уже ясно в основных чертах, кое-где продуманы и некоторые детали. Но времени и сил подробно письменно изложить нет и не будет, поэтому ограничусь пока только перечислением пунктов в порядке их важности. Нам не нужна «новая Россия». Не нужна революция. В перспективе нужны реставрация того, что сделало нас европейским цивилизованным народом, и реконструкция того, что устарело и требует замены. Но сначала — реанимация, то есть восстановление основных жизненных функций. Без этого — никуда.

Безусловное

1. Признание всего советского периода ex tunc незаконным.

2. Просьба ко всем членам мирового сообщества отозвать свое признание РСФСР и СССР. Разрыв дипломатических отношений со странами, которые откажутся это сделать. Просьба восстановить дипломатические отношения с Российской Империей или установить новые.

3. Заявление, что Россия не является и никогда не была членом ООН и других организаций, членом которых был СССР. Обращение с просьбой о восстановлении членства в организациях, существовавших до 1917 года, и обращение с новыми заявками на членство.

4. Заявление о ничтожности всех международных соглашений, заключенных СССР. Явное признание действительности договоров, подписанных Российской Империей. Новый ратификационный процесс для соглашений, которые были приняты после 1917 года.

5. Признание всех долгов Российской Империи, в том числе тех, которые были урегулированы после 1917 года с советской властью и ее преемниками.

6. Предъявление бывшим советским республикам, которые откажутся признавать преемство с исторической Россией, требований возместить все капитальные вложения, бюджетные трансферты и торговый дефицит с РСФСР за все время их существования в составе СССР.

7. Тщательные люстрации всех бывших членов КПСС и ВЛКСМ, сотрудников КГБ, членов советских органов, хозяйственных руководителей.

8. Реституция собственности, в том числе и принадлежавшей иностранцам, частичный пересмотр итогов приватизации.

9. Отмена всего советского законодательства, возобновление действия законов Российской Империи. До принятия нового современного законодательства непосредственное применение практики высших судебных инстанций Российской Империи, применение права по аналогии, обращение к русской правовой доктрине.

10. Роспуск и пересоздание высших судебных инстанций. Запрет на занятие должностей юристам, имеющим только советское юридическое образование (включая период РФ). Тщательная люстрация и переназначение всех федеральных (коронных) судей с приоритетом для тех, кто имеет заграничное образование и опыт работы и не имеет опыта работы в карательных органах и прокуратуре.

11. Ликвидация органов прокуратуры, создание нового органа государственного обвинения при министерстве юстиции.

12. Полная ликвидация всякой монументальной и топографической памяти о советском режиме.

13. Создание во всех регионах музеев тоталитаризма, изменение школьной программы, воспитание детей и молодежи и принудительное перевоспитание взрослых в духе неприятия коммунизма и его преступлений.

14. Тщательная проверка научных степеней и званий, полученных в советский период или при участии людей, работавших в советской науке.

15. Роспуск и запрет РПЦ, национализация всего ее имущества. Обращение к Константинополю с просьбой об установлении новой церковной иерархии. Передача имущества религиозного назначения новой Греко-православной Российской церкви.

По решению земского собора

1. Признание незаконным (или легитимизация) отречения Николая II и периода со 2 (15) марта по 25 октября (7 ноября) 1917 года.

2. Восстановление монархии, избрание царя.

3. Определение статуса Финляндии и Польши, легализация сложившегося status quo.

4. Декларация миролюбивой политики, отказ от агрессии. Объявление безусловной приверженности принципам, вынесенным государем Николаем II и графом М. Н. Муравьевым на Первую Гаагскую мирную конференцию.

5. Обращение к международному сообществу с просьбой о создании ad hoc третейского международного суда для разрешения споров с незаконно отторгнутыми от России территориями.

6. Определение федерального или унитарного устройства страны, признание автономии отдельных регионов.

7. Определение принципов местного самоуправления, восстановление земства.

Первое возражение, которое я слышал от друзей: откуда возьмутся люди, которые этот план осуществят. Мой ответ простой: не знаю. Ясно, что первую и большую часть перечисленных ниже пунктов должна сделать власть чрезвычайная и диктаторская (но ни в коем случае не тираническая; разницу я объяснял).¹ Ее появление было бы чудом. Но, ведь, в 1612 году появились откуда-то Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. Не с первой попытки появились. Но если кто-то действительно верит в Святую Русь и особое покровительство Богородицы или доверяет Святому Престолу и пророчествам в Фатиме, тот не может не надеяться на чудо. Мне как католику вполне ясно, что причина несчастий России в ее упорной схизме, переходящей в ересь, гордыне и присвоении чужого,² в цареубийстве, склонности ко греху и отсутствии покаяния. Но Бог милосерден, дает исцеление грешнику, принимает и блудного сына. А раз так, остается только молиться и просить о чуде словами, которые когда-то были нашим гимном:

Перводержавную
Русь православную
Боже, храни!
Царство ей стройное,
Въ силѣ спокойное!
Все-жъ недостойное
Прочь отжени!

О, Провидѣніе!
Благословеніе
Намъ ниспошли!
Къ благу стремленіе,
Въ счастьѣ смиреніе,
Въ скорби терпѣніе
Дай на земли!

Второе возражение: зачем все это нужно в такой безнадежной ситуации. Ну, прежде всего, это нужно мне, чтобы не впадать в отчаяние. Украинская пропаганда ненависти, которая льется со всех сторон и набирает силу, обильно питаемая расистской ложью, требует повсеместной «отмены» России и «запрета» всех русских. С таким же успехом они могут требовать отмены земного притяжения, как глупая мартышка из известного детского мультфильма. Россия никуда не денется, ни с территорией, ни с населением, ни с культурой, которая будет побогаче борща³ и вышиванок.⁴ Россия — это не Путин и его банда грабителей, насильников и кавказских головорезов. Россия — это не РФ.⁵ Они все уйдут, сгинут, но после и вместо них что-то останется. Останемся мы и наши дети. В самые беспросветно темные годы Андрей Альмарик написал «Просуществует ли СССР до 1984 года». Никто не мог ему поверить, но это день настал. Размышление о будущем возможном, но осуществимом только чудом, не мешает жить и творить сегодня, наоборот, оно помогает понимать и видеть, что еще не все бессмысленно. Враг рода человеческого очень бы хотел, чтобы этот свет потух. Не уступлю, не дождется.

¹ Who is Mr. Pu?.

² Концепция Москва — Третий Рим.

³ Хорош борщок, да маловат горшок.

Вышивка — это еще не культура.

Почему РФ — не Россия.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Планъ реанимаціи Россіи.

Паки об имени, которое приносит счастье

В 1410 году имя Иоанн под номером двадцать три принял Бальтазар Косса, юрист, пират¹ и кардинал. К тому времени римских пап было уже двое — в Риме (потом решили, что он был антипапой) и в Авиньоне (а вот этот считается законным). Иоанн XXIII, избранный представителями римской и авиньонской партий, стал третьим. Для преодоления затянувшегося раскола был созван собор 1415 года в Констанце, тот самый, на котором осудили Яна Гуса.² Собор заставил всех троих пап отречься, но сам впал в ересь конциляризма,³ что, впрочем, неудивительно. После этого имя Иоанн еще долго никто не отважился взять себе. Возможно, дело в том, что выбор имени — это своего рода программа новоизбранного понтифика: он таким образом дает понять городу и миру, политику какого из своих предшественников намерен продолжить. На конклаве 1958 года папой был избран патриарх Венеции кардинал Ронкалли, который назвался Иоанном XXIII. Наверное, Ронкалли хотел продемонстрировать, что не боится старых суеверий. И действительно, в 2000 году он был беатифицирован, а в 2014 — канонизирован. А само имя Иоанн, даже несмотря на перерыв в пять с половиной веков, с заметным отрывом продолжает оставаться самым популярным за всю историю папства.

¹ Есть мнение, это пиратство Коссы — это выдумки его недоброжелателей.

² Страсти Яна Гуса.

³ Богословская теория, ставящая соборы выше римских пап.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Паки объ имени, которое приноситъ счастье.

Об имени, которое приносит счастье

Во время правления предыдущего английского короля с именем Карл четверть населения столицы выкосила Великая лондонская чума. За ней последовал Великий лондонский пожар. Отец предыдущего Карла, тоже Карл, правил так неудачно, что его казнили по решению парламента. Впрочем, было и хорошее. Во время пожара сгорели чумные блохи и крысы.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Объ имени, которое приноситъ счастье.

Минималистические искусственные языки

Французскому «quatre-vingt-dix-huit», над которым многие смеются, на языке токипона соответствует «mute mute mute mute luka luka luka tu wan»: пять слогов против шестнадцати. Это дает повод для размышления: можно ли создать искусственный язык, который бы был максимально простым во всех своих аспектах — фонетика, словарь, грамматика, синтаксис и т. д.? Можно ли еще упростить язык по одному из выбранных параметров, жертвуя остальными лишь в минимально возможной степени? Скажем, можно ли будет вывести закономерность, когда X дополнительных звуков сокращает словарь языка на Y %? Теоретически ответ, очевидно, утвердительный, если под простотой понимать минимальное число элементов (звуков, корней, правил). Однако если в понятие простоты добавить скорость усвоения языка человеком, удобство использования, безошибочность передачи информации по основным каналам (речь и письмо), то критерии становятся менее очевидными.

В приведенном примере язык токипона¹ явно намного более избыточен, чем естественные языки. «Mute mute mute mute luka luka luka tu wan» (что означает «20+20+20+20+5+5+5+2+1») с помощью введения лишь одного дополнительного правила можно сократить шестнадцать слогов до десяти: «tu tu mute tu wan luka tu wan» (что означает «(2+2)×20+(2+1)×5+2+1». Но сделало бы это язык в целом проще, ведь само новое правило «если меньшее числительное предшествует большему, то меньшее умножается на большее» должно быть изложено на каком-то формальном языке, в котором помимо операции «сложить» появится новая операция «умножить», а также категории «больше» и «меньше»?²

Похоже, что естественные языки дают определенный ориентир, где может проходить реально достижимая граница простоты. В каких-то аспектах такие языки по необходимости избыточны, другие же изменяются вследствие эволюционного давления. Например, русское «девяносто восемь» — это шесть слогов, французское «quatre-vingt-dix-huit» — пять, немецкое «achtundneunzig» — четыре, английское «ninety eight» — три. В других языках наверняка может быть больше, но вряд ли где-то повстречается меньше трех слогов. Сокращение до двух слогов, скажем при переходе к позиционной системе («девять-восемь») чревато невосполнимыми потерями информации при передаче,³ а этого себе естественные языки уже не могут позволить. В двоичной системе потребовалось бы минимум семь слов, которые могли быть односложными. В сторичной бы было достаточно одного слова, не тогда бы само слово стало длиннее. (Односложные бы потребовались для обозначения других, более часто встречающихся в речи понятий, где могли бы принести больше пользы). Интуитивно кажется, что английский язык использует больше односложных и многозначных слов, чем, скажем, русский, но «цена», которую за это платит — сложность фонетики, синтаксиса и довольно непростые правила разрешения многозначности (disambiguation) в некоторых случаях.

Кажется, что из искусственных языков эсперанто — это достаточно хорошее приближение к идеалу простого во всех отношениях языка, хоть он и был создан любителем, опиравшемся на свою языковую интуицию. «Девяносто восемь» на этом языке будет «naŭdek ok» — те же три слога, как в английском, при том, что фонетика эсперанто намного проще английской. Видно, что простота грамматики, связанной с глаголом, как в славянских языках, в сочетании с характерным для романских языков отсутствием склонения у имен (за исключением винительного падежа) не лишили эсперанто универсальных выразительных качеств. С другой стороны, словообразование при помощи суффиксов в этом языке иногда может быть показаться неуклюжим. Скажем, в простейших случаях образование «bovino» (корова) от «bovo» может быть оправданным, тогда как трехсложное слово «patrino» (мать), образованное от «patro» (отец), могло бы иметь свой собственный корень. Вопрос в том, можно ли сделать простой искусственный язык еще проще, чем это получилось у Зименгофа.

Мне неизвестно, ведет ли кто-то исследования в этом направлении, но сама идея создания искусственного интеллекта, который бы был способен генерировать искусственные языки и исследовать их свойства, кажется весьма привлекательной. Конечно, можно было бы обратиться к какому-то из существующих априорных логических языков вроде логлана или ложбана, но при переводе на них текстов с естественных языков возможна потеря значимой информации. Скажем, союзы «и», «или», «если» и отрицательные частицы имеют в языке собственное значение, которое не всегда удается свести к соответствующим им логическим операторам. Сгенерированные искусственным интеллектом языки с эталонной сложностью можно было бы применить, например, для измерения количества информации в естественных информационных системах, где шум и избыточность могут быть следствием использования естественного языка.⁴

¹ Минималистический искусственный язык, созданный, по словам его автора Сони Ланг, в соответствии с принципами дзена. Википедия: Токипона.

² Здесь возникает еще один интересный вопрос: возможно ли описание языка и всех его правил на нем самом? Похоже, что в принципе это возможно, но такое описание само должно основываться на некотором нередуцируемом наборе правил, «внеположенном» самому языку, причем чем меньше этот набор, тем более избыточным получается описание. Чтобы описание было компактным, нужно воспользоваться более богатым, но специализированным «внешним» языком. Программисты знают, к примеру, форму Бэкуса — Наура.

³ Например, при диктовке длинных чисел слушатель может пропустить несколько слов и тогда он легко ошибется на несколько порядков. Если же говорящий будет произносить избыточные слова, такие как «тысяча», «миллион» и т. п., потенциальная ошибка слушателя будет меньше, по крайней мере порядок он определит точнее. Исключение — диктовка номеров телефонов и других подобных цифровых идентификаторов, длина которых фиксирована и ошибка передачи обнаруживается сразу.

⁴ Например, Энтропия и сложность права.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Минималистическіе искусственные языки.

За гуманизм и дело мира бесстрашно борется сатира

События последних нескольких дней как-то не вызвали у меня желания высказаться, тем более что о существовании самой Дарьи я только из новостей и узнал. Но сегодня, почитав комментарии Невзоровых-Шендеровичей и некоторых других властителей российских «либеральных» умов, не могу не зафиксировать для себя очередную стадию их нравственной деградации.

Во-первых, они считают, что насильственная смерть — это оправданное наказание за неправильные слова и мысли. Я бы еще понял, если бы речь шла о Соловьеве, Киселеве или Симоньян, которые сами напрашиваются на сравнение себя с Юлиусом Штрейхером. Но и редактор «Der Stürmer» получил свой приговор в результате судебного процесса, в котором мог защищаться. В данном же случае те, кто считают бессудную казнь философини заслуженной, сами говорят о ее малозначительности и ставят в вину только работу с отцом, городским сумасшедшим, а также отдельные статьи в газетах и выступления на телевидении.

Во-вторых, для них характерна вера, что плохие вещи случаются с плохими людьми. Я много раз фиксировал, что стихийный постсоветский атеизм — это вовсе не отсутствие веры в сверхъестественное, а наоборот, набор мрачных неосознанных суеверий. А отсюда вполне естественное объяснение произошедшего, которое можно найти в некоторых комментариях: человек думал и говорил плохое, желал смерти другим людям, так смерть его и настигла. Не надо было наговаривать.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: За гуманизмъ и дѣло мира безстрашно борется сатира.

Кто оккупировал Чехословакию в 1968 году

Когда началось нынешнее вторжение РФ на Украину, многие чешские политики, начиная с председателя правительства Петра Фиалы, выражали на площадях солидарность с украинцами словами: «Мы знаем, каково это, быть оккупированными русской армией. Мы помним наш 1968 год». Сейчас события пятидесятичетырехлетней давности стали частью национального мифа, подаются как удушение свободы, хотя все было несколько сложнее.* Но в любом случае, знак равенства между советским и русским, который ставится не только снаружи, но и внутри, возлагает на нас ответственность за все, что совершил тот преступный режим. Однако же, раз теперь украинская сторона настаивает на полном и окончательном размежевании, я решил ради любопытства выяснить, кто же на самом деле осуществлял операцию по оккупации Чехословакии под кодовым названием «Дунай».

Ответственными за подготовку и военное планирование операции были главнокомандующий объединенными вооруженными силами Варшавского договора белорус маршал Иван Игнатьевич Якубовский, уроженец деревни Зайцево Горецкого уезда Могилевской губернии, и командующий воздушно-десантными войсками генерал армии Василий Филиппович Маргелов, белорус по происхождению, уроженец губернского города Екатеринослава. Политическое руководство осуществлял белорус Кирилл Трофимович Мазуров, выходец из деревни Рудня-Прибытковская Гомельского уезда Могилевской губернии. Оперативным командующим сухопутными силами стран Варшавского договора министр обороны СССР маршал Андрей Антонович Гречко назначил генерала армии Ивана Григорьевича Павловского. Павловский — украинец из села Теремковцы Проскуровского уезда Подольской губернии. Гречко — тоже украинец, родился в казацкой слободе Голодаевка в Таганрогском округе области Войска Донского. Основную ударную силу составляла 20-я гвардейская общевойсковая армия Группы советских войск в Германии. Возглавлял эту группу главнокомандующий маршал Петр Кириллович Кошевой, украинец из уездного города Александрии Херсонской губернии. Основные силы, помимо ГСВГ, были привлечены из Прибалтийского, Прикарпатского и Одесского военных округов. Из восьми командующих соединениями — четыре русских и четыре украинца, но они-то уже исполняли приказы, а не принимали решения.

Конечно, можно возразить, что это была единая советская армия, что украинцы тогда были притесняемым народом в империи, созданной наследниками орды, варварским северным соседом. Но не получается. С октября 1964 года фактически возглавлял эту «империю» генеральный секретарь ЦК КПСС украинец Леонид Ильич Брежнев, выходец из села Каменское Екатеринославского уезда Екатеринославской губернии. Формальным главой государства был Николай Викторович Подгорный, уроженец местечка Карловка Константиноградского уезда Полтавской губернии. Из одиннадцати членов Политбюро ЦК КПСС, принявших 16 августа 1968 года окончательное решение о вводе войск, русских было только четверо: Воронов, Косыгин, Суслов и Шелепин. Остальные — украинцы Брежнев, Подгорный, Полянский, Шелест и Кириленко, белорус Мазуров и латыш Пельше. Таким образом, как ни крути, в высшем политическом руководстве русские были в меньшинстве, а среди военного руководства, непосредственно отвечавшего за оккупацию Чехословакии, ни одного русского и вовсе не было. Иными словами, СССР давил Пражскую весну танками тогда, когда им руководили, в основном, украинцы.

* Чехословацкая верность социализму.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Кто оккупировалъ Чехословакію въ 1968 году.

Кому адресованы юридические тексты

Недавнее решение Верховного суда США¹ вызвало бурную политическую дискуссию, докатившуюся и до нас. Почти целиком она исчерпывается соперничеством партикулярных нормативных (этических) систем, претендующих на то, чтобы стать всеобщей правовой нормой. Только небольшой процент сетевых комментаторов использовал этот повод для того, чтобы задуматься о путях интерпретации текста американской конституции. Мне эта тема тоже показалась интересной в контексте доступности нормативных текстов и их аргументации для понимания широкой публикой.

Такой текст как конституция США создается во время его (ре-)интерпретации. Только среди судей Верховного суда найдется как минимум три-четыре подхода, которые существенно отличаются друг от друга и по методу, и по результатам. Среди юристов-конституционалистов — еще больше. Таким образом, поиск какого-то объективного смысла или реального содержания текста всегда будет зависеть от исходных посылок. Это не значит, что толкование может быть произвольным, хотя иногда так может показаться,² но с формальной точки зрения верна та, которую принимает суд. (Здесь, однако, стоит упомянуть особое мнение судей, которые в практике конституционных судов многих стран публикуется и становится частью официального текста). Суд всегда прав, даже если неправ: если упростить, то не существует инстанции, кроме самого суда, которая бы подвергла пересмотру его решение. То есть здесь основным критерием выступают юрисдикция и власть, признаваемые всеми остальными.

Следующий уровень понимания текста судебного решения — это его убедительность для других юристов, то есть тех, кто разбирается в американском конституционном праве. Можно провести аналогию с математической теоремой: проверить правильность доказательства могут только другие признанные математики. Как стать признанным математиком? Очевидно, что для этого надо быть принятым в сообщество математиков. Такой уровень анализа для большинства обычных юристов очевидно недоступен. Несмотря на то, что они уже отличаются от неподготовленной публики, у них все равно недостаточно специальных знаний и компетенции, чтобы даже в упрощенном изложении отличить, где серьезная убедительная аргументация, а где ошибка или намеренное введение в заблуждение.

Процесс принятия законодательных актов также поддерживает определенная аргументация, которая может быть более или менее убедительной: сопроводительная записка к законопроекту, RIA (regulatory impact assessment), парламентские дебаты и т. п. И хотя все это не носит нормативного характера (обязателен для соблюдения только текст самого закона), рабочие материалы законодательного процесса могут послужить основой для телеологических методов интерпретации, то есть таких, которые выявляют цели и намерения законодателя, расходящиеся с буквальным смыслом.

О формальной сложности права я недавно писал.³ Чтобы проиллюстрировать этот тезис, здесь можно провести одно сравнение. Мало кто, не имея соответствующей подготовки, возьмется рассуждать о квантовой механике, а если возьмется, то будет выставлен на посмешище. Но конституционное право, как я думаю, устроено намного сложнее. Квантовая механика отпугивает обычного человека потому, что она излагается на математическом языке, который кажется сложным и недоступным. На самом же деле он довольно с формальной точки зрения довольно прост: в нем не так много сущностей и операций с ними. Язык же конституционного права кажется понятным, потому что использует слова обычного языка, но на деле он оперирует как минимум многими десятками тысяч понятий, границы которых при этом наиболее размыты, даже если сравнивать с языком других отраслей права. С этими понятиями невозможно производить однозначные и предсказуемые преобразования, как в квантовой механике, а любые выводы, включая промежуточные, подвергаются разнообразным тестам, среди которых «здравый смысл», как один из многих.

Есть исследования правосознания в западных странах последних десятилетий, которые проносят неожиданные результаты: авторитет права и его соблюдение не зависят от того, знают ли люди содержание закона и понимают ли, в чем состоит правовая норма.⁴ Обычные люди без специальной длительной подготовки в принципе неспособны оперировать понятиями такой степени абстракции, какая свойственна языку права. Поэтому право воздействует на поведение людей окольным путем: через воспитание, информирование, государственные санкции и т. д. Радикальный взгляд демонстрирует Друри Стивенсон:

„...the written formulations of the law are “addressed” to the state itself, or more specifically, a set of state actors — courts, agency officials, and enforcement officers. Although the written formulations, both statutes and cases, are available to the public, the citizenry is not in “actual” receipt of the law itself, but rather the state actors bring the law to the public through their actions (e. g., interpretation, implementation, enforcement)”.⁵

«Письменные формулировки права „адресованы“ самому государству или, более точно, ряду представителей государства — судам, официальным лицам и сотрудникам правоохранительных органов. Несмотря на то, что письменные формулировки, как законов, так и судебных решений, доступны для публики, граждане не воспринимают право само по себе как „реальность“, а скорее через представителей государства, которые доносят [содержание] права до публики посредством своих действий (то есть интерпретации, применения и принуждения [к его соблюдению])».

Многие считают для себя возможным высказываться о содержании упомянутого выше судебного решения, не будучи знакомыми с оригинальным текстом. Подавляющее большинство суждений основаны на упрощенном изложении, то есть на интерпретации текста, которая больше говорит об интерпретаторе, чем о самом тексте. Но это в каком-то смысле правильно: если норма права недоступна для понимания, ей невозможно руководствоваться в поведении и, следовательно, она не имеет никакой силы. Как минимум, нормативное содержание права должно быть доступно если не всем, то хотя бы тем, кому оно адресовано. Но сложные для рядовых граждан юридические абстракции, содержащиеся в оригинальном тексте, останутся недоступными: как и квантовая механика, вопросы разделения компетенции в остаточной федерации никак не следуют из непосредственного житейского опыта и, в общем, влияют на него весьма опосредованно.

¹ Dobbs v. Jackson Women’s Health Organization.

² Закон — что дышло.

³ Энтропия и сложность права.

⁴ PODGÓRECKI, Adam. Law and Society. London: Routledge and Kegan Paul, 1974, p. 197. OLIVECRONA, Karl. Law as Fact. London: Stevens and sons, 1971, p. 82.

STEVENSON, Drury. To Whom Is the Law Addressed? Yale Law and Policy Review, 2003, Vol. 21, Issue 1, p. 108.

Комментируйте, пожалуйста, по ссылкам: в Minds, Telegram, Teletype.

RUS Этот текст существует также в традиционной орфографии: Кому адресованы юридическіе тексты.

Ранее Ctrl + ↓