Rose debug info
---------------

Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK, Telegram, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, YouTube, TikTok, RSS JSON Feed

Sample text.

О разграничении понятий канонического и церковного права

Термины «каноническое право» и «церковное право» часто используют в русскоязычной литературе как взаимозаменяемые. Это не совсем точно, но вполне допустимо, когда речь идет о церковном (каноническом) праве восточных церквей, где исторически не сложился институт, сосредоточивший всю полноту законодательной власти в церкви. Однако такое смешение понятий очевидно неприемлемо, когда мы говорим о церковном и каноническом праве на Западе или же когда рассматриваем проблему применительно к обеим ветвям христианства. Также стоит уделить отдельное внимание такому понятию как «право церкви» и термину «конфессиональное право».

Церковным правом (jus ecclesiasticum) следует называть право, которое существовало в церкви и которое носило изначально локальный характер, но в силу традиции или авторитета церковных властей приобретало более или менее универсальное значение. Нормы церковного права тесно связаны с богословием и литургией так, что иногда трудно оделить собственно правовое содержание нормы от религиозного и нравственного.

Следствием особого положения, которое церковь заняла в Римской и Византийской империях, стало то, что многие, в том числе сугубо внутрицерковные вопросы, регулировались светским по своему происхождению законодательством. Государство стало институтом санкционировавшим и юридически регламентировавшим внутреннюю жизнь церкви, а решения церковных соборов не приобретали общеобязательной силы в империи без одобрения светскими властями. При этом только с эпохи вселенских соборов можно говорить, что церковное право формируется как система универсальных норм, приходящая на смену нормам, регулировавшим внтурицерковные правоотношения на ограниченных территориях. Римские и византийские церковно-государственные нормы были включены в Кодекс Феодосия, Кодекс Юстиниана, «Номоканон» и другие правовые сборники. Хотя церковь и санкционировала эти нормы, постепенно инкорпорируя их в собственную систему права и обеспечивая своим авторитетом, соединение светского и церковного характера правового регулирования было свойственно церковному праву во все периоды, когда церковь не была отделена от государства.

Термин «право церкви» представляется целесообразным использовать для обозначения той части церковного права, которая возникла в результате законотворческой деятельности собственно церковных властей, прежде всего вселенских и поместных соборов. Греческое слово κανών первоначально обозначало правило или практическое руководство. К IV в. этот термин приобрел исключительно церковное значение и был применен по отношению к постановлениям вселенских соборов. Важно отметить, что тогда «канон» противопоставлялся термину νόμος, под которым понималось постановление светских властей. Составное слово νομοκανών со временем стало применяться для именования специфических церковно-государственных норм византийского права.

Несмотря на то, что на Западе было составлено немало более или менее авторитетных сборников канонических норм, каноническое право (jus canonicum) и сам этот термин возникают только в XII в.после того, как в «Диктате» папы Григория VII была сформулирована подходящая доктрина. Это было связано с творческой деятельностью Грациана и его школы в Болонье и с созданием «Свода канонического права» (Corpus Juris Canonici) по аналогии с со «Сводом цивильного права» на основе кодификации Юстиниана (Corpus Juris Civilis). Хотя право получило наименование «каноническое», оно было основано не собственно на канонах, а, прежде всего, на папских декреталиях, подтвердивших, заместивших и дополнивших нормы, созданные вселенскими и поместными соборами. Таким образом, каноническое право — это, прежде всего, право Католической церкви, неразрывно связанное с законодательной деятельностью римских пап и их особой властью, которую они приобрели во Вселенской церкви. Совмещение церковной и светской юрисдикции и особое понимание церковной юрисдикции в средневековой Западной Европе отразилось на структуре канонического права, которое включило в себя правовое регулирование не только и не столько собственно церковных, но и широкого круга светских правоотношений от брачно-семейного и наследственного права до права собственности, договорного и процессуального права. И, разумеется, католическая правовая доктрина не могла допустить, чтобы какой-либо средневековый светский законодатель мог претендовать на создание правовой нормы, обязательной для папы. Поэтому определяющим признаком является то, что каноническое право основывалось исключительно на авторитете папской власти.

Итак, под церковным правом следует понимать право, сформировавшееся в большей и наиболее принципиальной своей части до схизмы 1054 г., а если точнее, то до появления «Номоканона» на Востоке и «Исидорианы» на Западе. С учетом ряда нюансов и оговорок, можно сказать, что в значительной своей части это право было общим как для Западной, так и для Восточной церквей. Для церковного права характерен единый объект правового регулирования — внутренняя жизнь церкви — вне зависимости от источника законодательной власти, санкционировавшей церковно-правовые нормы. Напротив, каноническое право — это право собственно Католической церкви, в котором ключевую роль играют нормы, созданные на более позднем этапе, связанном с расширением юрисдикции Католической церкви в Средние века, которое было основано на специфической теории универсальной теократии и, соответственно, регулировало не только церковные, но и множество светских вопросов.

В Новое время, когда церковь была повсеместно отделена от государства, а ее юрисдикция ограничена, различие между церковным и каноническим правом уже не так существенно. Изменилась правовая доктрина: идеи подчинения светской власти церкви на Западе и симфонии государства и церкви на Востоке уступили место учению о подчинении церкви государству. Затем позитивистами был поставлен вопрос: можно ли вообще считать церковно-правовые нормы без санкции государства правом в собственном смысле слова. Тем не менее, можно говорить о каноническом праве в Новое время как о праве Католической церкви, которое исторически восходит к «Своду канонического права». И хотя в вопросе о светской юрисдикции пап в средневековую доктрину были внесены существенные изменения, тем не менее, никогда не подвергалось сомнению то, что в самой Католической церкви папа является верховным законодателем и единственным источником позитивного права.

Право некатолических церквей в Новое время следует называть церковным правом, причем даже в тех случаях, когда исторически эти системы церковно-правовых норм восходят к каноническому праву. Например, в англо-американской литературе различаются понятия Roman Canon Law и English Canon Law. Это имеет свои исторические причины, однако по-русски право Англиканской церкви лучше называть церковным правом, поскольку в нем проявляется сочетание светского и церковного правового регулирования. Итак, каноническое и церковное право в Новое время приобретают свойства корпоративных систем права: с одной стороны церковь освобождается от государственной опеки, а с другой стороны церковь утрачивает юрисдикцию в светских вопросах. Поэтому столь существенное в Средние века различие между церковным и каноническим правом утрачивается, когда разные по происхождению нормы включаются церковными корпорациями в свои системы права, но при этом не обеспечиваются государственной властью.

Область публичного права, регулирующего правовое положение различных конфессий в светском государстве и основанное на принципе невмешательства государства во внутренние дела церкви, в отечественной литературе пока еще не имеет устоявшегося наименования. Религиозные организации по своему статусу фактически приравниваются к другим общественным организациям, что является наследием социалистической правовой теории. Однако в системах права многих стран нормы, регулирующие публично-правовые отношения в религиозной сфере, образуют или самостоятельную отрасль, или подотрасль конституционного права. Обычно эта отрасль (подотрасль) права называется конфессиональным правом. Этот термин был бы приемлемым и у нас, если бы не стал использоваться в последние годы в противоположном смысле, то есть для обозначения внутренних правовых норм отдельных конфессий. Мало того, что это не совсем согласуется с традицией отечественной правовой науки, но также вносит еще больше путаницы: при небрежном использовании терминов разница между конфессиональным, церковным и каноническим правом практически утрачивается.

Итак, разграничение понятий церковного права и канонического права вполне обосновано, хотя в Новое время, как отмечалось, между ними стало меньше различий. Сейчас, по-видимому, можно констатировать, что церковное право как более широкое понятие включило в себя каноническое право, не забывая, разумеется, о том, что так было не всегда, да и сами границы этих понятий изменились. Термин «право церкви», по-видимому, может служить только богословским целям; его практическое наполнение весьма проблематично. Действительно: пока римские папы шли по пути обретения универсальной власти в церкви, ни доктрина, ни сама система канонического права еще не могли соответствовать этим задачам, а когда в распоряжении пап оказались необходимые средства, христианская церковь уже утратила единство. И, наконец, остается открытым вопрос о наименовании отрасли (подотрасли) публичного права, регулирующей правовое положение церкви в светском государстве. Наиболее удачным все же представляется термин «конфессиональное право». То, что сейчас не совсем точно называют конфессиональным правом, следовало бы обозначать термином «право конфессий», что, впрочем, еще потребует еще укоренения в отечественном правоведении идей правового плюрализма.

Литература

Гарольд Берман. Западная традиция права: эпоха формирования. Пер. с англ. 1994.
Владислав Цыпин. Курс церковного права. 2002.
Antonín Ignác Hrdina. Kanonické právo. 2002.
Jiří Rajmund Tretera. Církevní právo. 1993.
Jiří Rajmund Tretera. Konfesní právo a církevní právo. 1997.
Manilo Bellomo. The common legal past of Europe. 1995.
Jean Gaudemet. Église et cité. Histoire du droit canonique. 1994.
Jean Gaudemet. Le droit canonique. 1989.

Примечание

Текст был написан в середине 2005 г. во время моей подготовки к написанию малого доктората по истории канонического права. Примерно в это же время был опубликован на русскоязычном католическом форуме «Urbi et Orbi», возникшем в результате раскола ФОРК (Форума русских католиков). Повторно опубликован в виде заметки в Facebook 2 июня 2018 г.

Дальше